drevniy_daos (drevniy_daos) wrote,
drevniy_daos
drevniy_daos

Category:

Дар и обмен: у истоков экономики.

      Мы привыкли к положению, что почти вся регуляция в современном мире совершается с помощью денег, это - центр экономики. При этом большинство ошибочно связывает деньги с обменом. Обмен никогда не являлся стержнем экономики. Но это отдельный разговор. Сейчас же я хочу рассмотреть ранние общественные формы, где господствовал обмен. Обмен появился раньше денег, однако это не первая форма передачи ценностей. Первой формой был дар. Перелом в исследовании дарения и обмена был совершен учеником Дюргейма социальным антропологом Марселем Моссом, работа которого "Очерк о даре" (1925г.) стала классической.  Основные идеи Мосса весьма просты, и они были приняты всеми последующими авторами, усвоены по большей части некритически. Не отрицая значимости разработок Мосса о даре, хочу выразить своё несогласие с его базовыми положениями. Мосс показал, что дар предшествовал обмену, точнее, с его точки зрения - являлся первичной формой обмена. Нам трудно это понять, так как сейчас дар, подарок - это односторонний акт, а в древности, в примитивных сообществах чаще всего это был всего лишь элемент коммуникации. То есть дар не рассматривался изолированно, он выступал как часть отношений. Согласно Моссу, эти отношения должны были быть симметричными, дар требовал отдаривания, и в норме предполагал равное возмещение. На первый взгляд, этнографические и исторические данные подтверждают такое положение. Но это ошибочный, предвзятый подход, и при более тщательном анализе схема рухнет, как карточный домик. Однако важность темы дара требует, чтобы критика подхода Мосса сопровождалась положительной теорией, иной трактовкой имеющегося материала. Особенное внимание я постараюсь уделить размышлениям о первобытном даре, о возникновении дара. 

     Начну с большой цитаты из предисловия А.И. Гофмана к русскому изданию трудов Мосса, где он кратко излагает взгляды Мосса на дар. "На огромном этнографическом и историческом материале автор показывает, что до появления денег (в той или иной форме) и рынка универсальным средством обмена в архаических обществах является дарение; таким образом, обмен здесь не является просто экономической сделкой в обычном европейском понимании. В то же время дар в этих обществах не есть чисто альтруистический акт, так как он непременно предполагает компенсирующий взаимный дар в той или иной форме, но, в отличие от обычной сделки, оба эти акта отделены друг от друга во времени. Будучи формально добровольными, в действительности дары являются строго обязательными. Из трех тесно связанных между собой обязанностей, которые составляют обмен в форме дара: давать, брать и возмещать,— наиболее существенной, по Моссу, является обязанность возмещать. Уклонение от одной из этих обязанностей влечет за собой серьезные последствия для субъектов обмена, вплоть до объявления войны. В качестве субъектов обмена в архаических обществах выступают главным образом не индивиды, а группы либо индивиды, символизирующие группы (вожди и т. д.)."  Итак, схема Мосса проста - дар есть обмен, с разрывом по времени, или так сказать "отсроченный обмен".  Правильна ли эта схема? Чисто логически - а почему бы и нет, вроде не придерешься. Но на самом деле она совершенно ложна. По сути, Мосс игнорирует дар как реальный акт, ему всё равно кто что и кому дарит. Согласно его идее необходимо равновесие, и ответный дар это равновесие создает. В реальности такого не происходит. Не случайно исследователи оговариваются, что дар есть неэквивалентный обмен. А тогда есть ли основания для интерпретации дара как формы обмена в принципе? В принципе, если разобраться, абсолютно адекватного обмена не бывает, потому что ценность всегда относительна. На этом и построен аукцион - не нужно назначать цену, её определит конкуренция желающих приобрести вещь. всегда есть кто-то, кому эта вещь особенно нужна (или желательна). Однако дело не в равноценности обмениваемого, а в сознательности обмена. Возьмем Тома Сойера - он брал разные вещи в обмен на разрешение покрасить забор. О равноценности и речи нет. Но обе обменивающиеся стороны знали о том, что они приобретают в случае обмена. Обмен вслепую - это уже не обмен, а игра.  Так как дар не оговаривает сроки "возмещения" и ценность ответного дара, то говорить об обмене неправомерно.
     Нигде, ни в одном обществе, ни у одного народа не пренебрегали содержанием подарка, его ценностью. А значит, не следует отделять факт подарка от его содержания. Верно то, что следовало "отдаривать" подарок, но  неверна интерпретация этого социального факта. Если в культуре предполагался возврат подарка - это не значит, что так оно и было на практике. Так же как любой долг предполагает возврат, но часто долги не возвращают. Здесь же нет даже обязательности, причем подкрепленной правом, как имеет место с долгом. Так почему же так важен ответный подарок? Подарок часто являлся проявлением дружбы, но на мой взгляд, это не первичная функция. Первичной функцией дара являлось проявление доброжелательности. Можно вещь отнять, можно её получить. Когда не было покупки и обмена, дар был единственной альтернативой насильственного захвата. Сделать подарок - значит вступить в отношения, предотвратить возможный насильственный захват. Мосс обращает внимание на одну сторону подарка - подарок обязывает. Отвергнуть подарок - значит обидеть подарившего. Связывает ли в таком случае принявший подарок себя обязательствами? Нет, такой вывод, который делают Мосс и другие исследователи дара, необоснован. Но получающий явно связывает себя отношениями. При этом Мосс ещё игнорирует обратную сторону процедуры дарения. Если гость явно выражал свои чувства относительно какой-либо вещи, выражал своё восхищение, то хозяин должен был подарить эту вещь. Такая ситуация описана многими путешествениками, посетившими традиционные общества. Естественно, здесь "выигравшей" стороной является получивший дар, дарящий делает это как-бы нехотя по сути, хотя на вид - с радостью. Мотивом может быть именно указання мной альтернатива добровольности-недобровольности. Так и позже поступали многие правители  с соседними народами и правителями - если ты не дашь мне добровольно, я отниму силой. Не является ли дань, которая кажется откупом - аналогом дара? Причем дара безвозмездного, "платой" за дар является здесь... отсутствие насилия. Итак, дар устанавливает отношения, но далеко не обязательно дружеские, партнерские, равноправные. А вот если получивший дар хочет подчеркнуть свои дружеские чувства - он и ответит ответным даром или услугой. То есть имеет симметричный дар, трехчастный согласно Моссу, но я не могу принять эту трехчастность. На самом деле любой дар односторонен, трудно этого не заметить. Вот схема любого дара, где А - дарящий, а В - получающий дар. А>В. А как же отдаривание? Всё просто - имеется два дара. А >В и В>А. Симметрия как раз не в том, что отдаривание есть возмещение, а в том, что это добровольный акт, аналогичный первому. Через это и устанавливается доверие, дружеские отношения. Причем в идеале и первый и второй дар являются дарами нужными - каждый получает то, что ему нужно, что он желает. Всёсказанное четко показывает, что симметричный дар есть частный случай отношений. Дар предполагает отдаривание, если принимающий дар хочет проявить свои дружеские чувства. Но есть ситуации, когда дар принципиально не предполагает отдаривания! Это пожертвование богам, дар государю, дань и т.п. Здесь ответом на дар служит милость, которая может заключаться в отказе от причинения зла. Именно таков смысл жертвы, жертвоприношения - умилостивление, задабривание. это, кстати, прототип взятки. Далеко не все взятки даются с целью что-либо получить. Большая доля взяток дается чтобы скрыть что-то, чтобы человека не трогали, даже и втом случае, если он и ничего не нарушал!. Один из подобных случаев вымогательства взятки у невиновных приводит Герцен в "Былом и думах". 
      Итак, откуда взялась схема Мосса? Он выдавал желаемое за действительное. Конечно, и подтверждения тому в фольклоре находились легко: в обществе часто говорят о желаемом. Подумайте сами - зачем бы говорилось о том, что отказ от подарка является обидой, если бы все всегда принимали подарки? То же и с ответным даром. Если в обществе часто говорят "не надо ссориться, соблюдайте мир и спокойствие" - не значит, что так и будет всегда и везде. Можно назвать это социальной установкой. Из дара постепенно возник обмен. Каким образом? Думаю что просто. Когда нет возможности отнять желаемое силой, человек выпрашивает это в подарок. Но отдаривать он и не думает! То есть схема Мосса грубо нарушается. Вмешается общество? А как, если нет нормы и закона? Что касается нарушения симметрии между сообществами - схема Мосса опять же не сработает, если нарушителем является более сильное сообщество. Не дураки же первые, чтобы начать войну с более сильными из-за оскорбления! Напротив, частенько более слабые сами добровольно настаивают на ассиметричном даре, чтобы не допустить агрессии более сильных. Вернемся к обмену. Если общество превращается в систему, основанную на власти, а потом и в государство, то функцию суда берет на себя именно власть. И она заинтересована, чтобы обмен дарами происходил под контролем. Вот и появляется обмен в чистом виде - сделка по принципу ты мне - я тебе, одновременный открытый обмен. Здесь дар как таковой упраздняется. Интерес системы, интерес власти очевиден.  С другой стороны обмен порождался специализацией труда. Если горшечник производит горшки - он не может их дарить, ожидая чего-то взамен, он должен их менять. Впрочем очень долго осуществляется торговля в кредит, сохранявшаяся и после распространения денег.
       Давайте теперь подумаем о сути самого дара, чтобы подойти к объяснению его появления.  Родители дают детям жизнь и заботятся о них. Это, безусловно, дар. Но никакого "отдаривания" он не предполагает, вопреки расхожим представлениям. выросший ребенок, в свою очередь ростит своих детей. Дар здесь односторонний, да и захоти кто-то "отдариться" - что он может предложить равноценного? Или, к примеру, пожертвование - безвозмездный дар, который никак не сочтешь лицемерием, которое склонен был видеть Мосс во всех подобных случаях. Дар нами сейчас воспринимается в целом верно - это однонаправленная передача какой-либо вещи, осуществление услуги как проявление доброго чувства, любви, дружбы. А вот как раз в древности дар был "испорчен". Последующееего "очищение" объяснить легко - обмен дарами был заменен просто обменом, а потом и денежными отношениями (которые в целом не являются обменом), дар сохранился как архаический рудимент, но без своей "обязательности".
       Если мы посмотрим на отношения у животных и насекомых, то увидим, что дар или его прототип нам встретится, но никогда - обмен дарами. Это значит, что дар естественен, обмен - нет, обмен дарами есть следствие сложных социальных отношений, созданных человеком на определенной стадии развития. Первобытный человек дарами не менялся. Те же сообщества, которые изучали этнографы, уже относятся к следующей стадии развития, постпервобытной, где социальное регулирование занимает важное место, а насилие является привычным. Схема Мосса не является эталонной ни для какого общества, но отчасти справедлива как частный случай в обществах, находящихся на пути развития к государству.
       Сформулирую напоследок основные свои тезисы.
Дар и обмен предшествуют денежным отношениям, включаясь впоследствии в новую структуру как частные случаи.
Дар не есть разновидность обмена, хотя обмен и вырастает из дара.
Симметрия обмена дарами - частный случай, дар не предполагает сам по себе "возмещения" (и здесь Мосс ошибся в своем главном постулате)
Дар возник на основе естественного поведения как добровольное действие, добровольная передача чего-либо, подчеркнуто противопоставленная насилию. Именно потому дар стал ассоциироваться с любовью, дружбой. Жертва - одна из форм дара.
        Добавлю свою собственную оценку. На мой взгляд, дар является наилучшим способом выражения добрых чувств, а также может служить оптимальным способом распределения имущества в свободном (анархическом) обществе. Подчеркиваю - дар, не требующий симметричного дара.

П.С. В качестве иллюстрации цитата из книги Зибера "Очерки первобытной экономической культуры" (написана в 1881г):
"Если богатый самоед отказал нуждающимся беднякам в олене для пропитания, то те угоняют у богача по оленю или по два на человека, и общий их мирской суд оставляет эту кражу без взыскания, так как по их понятиям богатый обязан помогать бедному и не должен позволять ему страдать от голода. Нарушения этого обязательства со стороны богачей бывают очень редко; оттого редко случается, чтобы самоеды крали у самоедов, между тем как у русских они крадут часто."
Зибер Н.И. Избранные экономические произведения. т.2: Очерки первобытной экономической культуры. Статьи. М.:Соцэкгиз,1959. с.145.
 
Tags: общество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments