drevniy_daos (drevniy_daos) wrote,
drevniy_daos
drevniy_daos

Categories:

/Учитель белых/ (из книги Д. Локвуда "Я - абориген")

Книга Локвуда - запись рассказов австралийского аборигена из племени алава, Вайпулданьи, который в 1953 году стал шофером у белого врача и  учился на санитара. У белых он получил имя Филипп Робертс.  Его повествование уникально, раскрывая не только мир примитивных племен изнутри, но и показывая отношение аборигенов к европейцам и их цивилизации. Приведенный фрагмент показался мне просто замечательным.   (д.д.)    

--
Около устья реки Каделл мы стали свидетелями удивительного зрелища. Поблизости от Аннмайера над нами пролетел самолет. От него отделились парашюты и упали менее чем в миле от нас.
Молодой абориген, хорошо помнивший войну, с криком бросился бежать.
- А-а-а! нас бомбят!
- Сейчас самолет развалится, и на нас посыплются куски, - сказал маленький мальчик. 
Во время тропических ливней, затоплявших аэродромы, мне не раз случалось видеть, как в миссии и селения сбрасывали на парашютах медикаменты. 
- Это не бомбы, и самолет не разваливается, - сказал я. - Где-то здесь поблизости есть белые, и им сбрасывают пищу. 
- Муку, чай, сахар? - спросил маленький мальчик. 
- Да.
- А! - Мальчик перевел мои слова в доступный его пониманию образ. - Это как большая столовая? 
- Да, - подтвердил я. - Авиационная столовая.
Но Левша не поверил:
- Ну да! Не может быть! 
- Почему? 
- Зачем же здесь сбрасывать пищу?
- Чтобы белым было что есть.
- Это здесь-то! Где пища повсюду! Шагу нельзя ступить, чтобы не наткнуться на пищу! В реках из-за рыб трудно плавать. А в песке полным-полно черепашьих яиц, и к ним ведут большие следы. Потом кенгуру... У белых ведь есть ружья? Ямс, корни лилий, гуаны, личинки... Чего им ещё? Зачем сбрасывать пищу с самолета? 
Нет, он никак не мог примириться с этой мыслью. И тем не мене я был прав.

Через час мы около побережья увидели лагерь. В нем жили десятки моряков - они занимались исследованием дельты реки Каделл. Моряки встретили нас приветливо, хотя мы, наверное, казались им чем-то вроде марсиан, жителей неизвестной лесной страны, начинавшейся за ближайшим деревом, дальше которого они не ступали. В этом мы убедились, разглядывая следы, ещё до того, как увидели белых.
Вокруг валялись остатки грандиозной трапезы: пустые банки из-под колбасы, фасоли, свинины, макарон, открытые банки с кофе. В воздухе стоял запах жареного мяса. 
- Большая была еда, - сказал Галбаранга.
- И даже отбивная на косточке, - отзвался один моряк. - Приземлилась здесь на побережье ровно через два дня после того, как покинула холодильник в Дарвине.
- И весьма своевременно, - добавил другой белый. - Мы уже почти голодали. Первая настоящая еда за целую неделю.
Один из моряков дал всем нашим ребятишкам по апельсину.
- Прямо с неба, - сказал он и, как бы оправдываясь перед товарищами, заметил: - бедные чертенята месяцами, наверное, не видят приличной еды.
Его покровительственный тон был мне неприятен, и я сказал: 
- Да у нас полно еды.
- Где? У вас ведь ничего с собой нет, кроме этой сумочки.
- В лесу, в реках и криках. На побережье. Еда повсюду.
- Еда чернокожего?
- Да, еда чернокожего. Рыба, яйца, свежее мясо...
- Рыба, яйца... Эй, Блю, слышишь, что он говорит? А как вы ловите рыбу? На удочку? 
- Нет. Мы бьем её копьями. 
- А что за яйца у вас? Вороньи?
- Нет, черепашьи.
- А на что они похожи?
- На яйца.
- А не поймаете ли для нас рыбы?
- Хорошо, - сказал Галбаранга. - Сколько?
- По одной на каждого.
Мужчины, что помоложе, побежали к реке и через час принесли дюжину больших рыб. Моряки молчали, но их глаза были красноречивее любых слов. 
- А что у тебя в сумке?
- Лекарства.
- Лекарства! Вот это да! Слышишь, Блю? У этого парня лекарства. А скажи, это что, снадобья чернокожих?
- У меня лекарства белых.
- Он доктор, - с гордостью промолвил Галбаранга. - Он охотится с нами.
- Доктор! Эй, Блю, слышишь? Этот парень - доктор. Я готов на одной ноге допрыгать до ада и обратно... Доктор! Здесь, в глуши! А ты случайно не колдун?
Я мог бы обидеться, но моряк улыбался дружелюбно, хотя и с явным недоверием.
- Я фельдшер. Меня зовут Филипп Робертс. Я учился у доктора Лэнгсдорфа, доктора Рейманта и доктора Харгрейва.  - мне показалось, что моряки достойны такого разъяснения.
- А какие у тебя лекарства?
Я открыл у его ног мою драгоценную сумку.
- Пенициллин... сульфамидные препараты.
- Лекарства бинджи, - пояснил Галбаранга.
- Лекарства бинджи! Эй, Блю, слышишь? У этого парня лекарства белых... какие же ещё?
- Сульфадимизин. У меня ещё есть бинты, мазь для ран, антисептические средства...
- А ты можешь полечить Блю? - спросил белый.
Блю, к которому он столько раз обращался, не произнес ни слова.
- Его здорово скрутило... Подхватил дезинтерию, - объяснил разговорчивый моряк.
- Могу, конечно, - ответил я. Я дал ему таблетку сульфадимизина и дозу на весь следующий день.
- Я думаю, дело в грязной воде, - сказал первый моряк. - У нас у всех уже была дезинтерия, но в слабой форме.
Я перевел его слова Левше.
- А почему они пьют грязную воду? - спросил он.
- Потому что другой нет.
Галбаранга  рассмеялся. Некоторые из наших мужчин тоже улыбнулись.
- Чистая вода под  вами, - сказал Левша. - На том самом месте, где вы стоите. Это наш старый песчаный колодец.
С помощью двоих аборигенов он вынул несколько футов песку. Отверстие немедленно наполнилось свежей водой. Галбаранга нагнулся и с жадностью стал пить.
- Первый сорт, - сказал он.
- Ну да, я готов от радости прыгать на одной ноге... Эй, Блю! Свежая вода! Смотри, чистая, как кристалл!
Когда мы подошли к лагерю, моряки разговаривали с нами добродушно, но с оттенком жалости, может быть из-за того, что мы были голые и грязные. Теперь они прониклись к нам уважением, особенно ко мне, доктору Вайпулданье. Это стало видно, когда разговорчивый моряк сказал:
- Послушай, парень, а не полечишь ли ты наши болячки? Мы тут так давно, что начали гнить.
Я согласился. И вот в лесу, в сотнях миль от ближайшей больницы, десять белых мужчин выстроились перед голым черным бродягой - таким я им, безусловно, казался. Я дал им средства от дезинтерии, от боли в желудке, от мигреней, перевязал все болячки и царапины.
В качестве гонорара я получил чашку кофе.
Пока я занимался врачеванием, Галбаранга устроил ещё одну охоту в пользу моряков. Охотники принесли двух кенгуру, несколько десятков черепашьих яиц, ещё рыбы, четырех уток, гуану и змею.
- А гуана и змея зачем? - спросил моряк.
- Пища. Пища первый сорт, - ответил Галбаранга.
Моряки не хотели его обидеть, но по испуганному выражению лиц, которое они, впрочем, сразу же поторопились изменить, было ясно, что ни змея, ни гуана не попадут на их стол.
Мы пошли дальше. К ночи мы разбили лагерь в нескольких милях от билабонга Джуддала. Здесь было столько уток, что дети могли убивать их палками. 
После обильной еды Галбаранга и я сели смотреть импровизированный концерт. Словно по волшебству появились диджериду и палки для отбивания ритма. Выступавшие пели и исполняли пантомимы. В одной изображались погибающие от голода /белые - д.д./. Они пристально вглядывались в небо, тщетно надеясь, что там появится самолет и сбросит на парашютах еду и воду.
Галбаранга от смеха катался по земле.
- Смотрите! - кричал он. - Сидят на воде и умирают от жажды! А-а-а-х! Х-а-а-а!
- Гляди, гляди! Держит консервный нож, но открывать им нечего!
Когда пантомима закончилась, Галбаранга сказал:
- Ну кто поймет этих белых? Они очень умные: умеют делать самолеты... и автомобили... и консервы... и большие бомбы.... и холодильники... и корабли, которые плавают под водой... Но вот еду в лесу найти не могут!
- Всё дело в том, где люди живут, - сказал я. - Белым не надо искать пищу, они её покупают в магазинах. А у нас нет магазинов, нам приходится охотиться.
Затем я рассказал всё, что читал, об атомной и водородной бомбе, тоже придуманной белым человеком. Я рассказал, какая у них разрушительная сила, как они могут уничтожить целые города и страны.
- Когда они начнут их бросать, - сказал Галбаранга с видом мудреца, - лучше всего будет старым чернокожим из леса. Мы, как всегда, будем жить тем, что дает земля, а белым придется учиться этому заново.
- Ты можешь на старости лет стать великим учителем, - сказал я.
- Учителем? Я?
- Да, будешь учить белых людей, как жить в лесу.

Локвуд Д. Я - абориген. Пер. с англ. / Послесл. В.Р. Кабо. М.:Наука,1971. с.198-202.
 
Tags: цитата
Subscribe

  • Скупой не платит дважды

    Мне не нравится поговорка "скупой платит дважды". По крайней мере в её современном понимании. Во-первых, потому, что я плохо отношусь к…

  • Скупой платит дважды?

    Несмотря на высокий авторитет и постоянную востребованность поговорок и афоризмов, далеко не все они содержат народную мудрость. Мы часто повторяем…

  • С Новым годом!

    Поздравляю всех, кто читает мой журнал, с Новым Годом! Пожелание краткое: пусть в новом году ваша жизнь хотя бы немного изменится к лучшему. И ещё…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments

  • Скупой не платит дважды

    Мне не нравится поговорка "скупой платит дважды". По крайней мере в её современном понимании. Во-первых, потому, что я плохо отношусь к…

  • Скупой платит дважды?

    Несмотря на высокий авторитет и постоянную востребованность поговорок и афоризмов, далеко не все они содержат народную мудрость. Мы часто повторяем…

  • С Новым годом!

    Поздравляю всех, кто читает мой журнал, с Новым Годом! Пожелание краткое: пусть в новом году ваша жизнь хотя бы немного изменится к лучшему. И ещё…