drevniy_daos (drevniy_daos) wrote,
drevniy_daos
drevniy_daos

Categories:

Катастрофа уже идет!

     Мы почему-то привыкли говорить о катастрофе, как о моменте. Это совершенно неверно, глубоко ошибочно. Это фатальная близорукость. Любая (!) катастрофа имеет длительность, даже крушение самолёта. И этот процесс - катастрофа - неравномерен. На каком-то моменте катастрофу можно остановить или ослабить. Часто говорят про апокалипсис и грядущий "конец света". Если мы будем обсуждать реальные угрозы человечеству и цивилизации (напоминаю, что человечество не тождественно цивилизации), не фантастические, то почему мы должны сводить всё к рассмотрению финального момента катастрофы? Когда процесс начинается - когда самолёт начинает разваливаться на кусочки, ударившись о землю или когда он теряет управление и входит в штопор? Для меня очевидно, что в момент потери управления. Для того и создают разные страховочные приспособления типа подушек безопасности или спасательных кругов, что никакая катастрофа не бывает моментальной и по определению смертельной для всех. Титаник потерпел крушение, но не все погибли. Было бы больше лодок - больше бы спаслось людей. Значит надо думать о возможности глобальной катастрофы заранее и готовиться к ней (даже если мы не уверены, что катастрофа точно будет и что контроль над процессом не удастся восстановить) . Если говорить о цивилизации и о современности, но не на уровне журналистики, а аналитически, философски и научно, то можно констатировать, что катастрофа уже началась. Даже не так: она давно идет. почему же мы этого не замечаем?
     Разные процессы имеют разную длительность и разную интенсивность. Вы не можете заметить, как растет росток пшеницы, но ведь факт: было зернышко, а потом оно превратилось в колос. Думаю, что если внимательно следить за бамбуком - то можно всё-таки заметить процесс роста. Или снять процесс на плёнку и ускоренно промотать. О чём это говорит? Что процесс идет (и это можно экспериментально установить) но не наблюдается. Все эволюционные процессы относятся к ненаблюдаемым. Потому теория эволюции и возникла только в 19 веке и была признана большинством людей только в 20-м. История человечества хотя и не относится к природным эволюционным процессам, принадлежит к тому же типу ненаблюдаемого развития. Мы знаем о прогрессе только из ретроспективного анализа. По крайней мере так было до 19 века. Что же произошло в 19 веке? Процесс начал ускоряться. Изменения стали заметны невооруженным глазом. Появилась возможность наблюдения этих процессов и даже экспериментирования (в ограниченном масштабе). Итак, мы с вами осознаем, что хотя до мы не существовали до рождения, но мир-то существовал, и мир нашего восприятия является преемником мира, существовавшего до нашего рождения. В нем продолжаются те же процессы. И не просто продолжаются, а наращивают интенсивность. Грядущая возможная катастрофа связана не с метеоритом, а с самой человеческой цивилизацией. Уже сейчас мы способны уничтожить всё живое на земле, а возможности растут с каждым годом. Таким образом, нельзя говорить о перспективах катастрофы, вернее это будет неточно. Мы имеем перспективу фатального (в обоих смыслах слова) окончания ТЕКУЩЕЙ катастрофы.
     Подтверждением моего тезиса служит то, что наблюдаемое нами есть только развитие давних тенденций. О вмешательстве человека в природу говорится в ранних даосских трактатах, сочиненных в 4-2 веках до н.э. Поводом для размышления послужил первый экологический кризис в Китае, о котором историки узнали совсем недавно. Сегодня экологическая проблема разрослась до глобальных масштабов. Если в книге Марша, написанной в 1864 году, фиксировался и анализировался начальный этап разрушения природы (а как ещё назвать воздействие на природу?), то Дорст в книге "Пока не умрет природа" рассматривает новый этап. Марш достаточно подробно анализирует плодородие и естественное изобилие древних стран и последующее его уничтжение, приведшее к падениям могущественных империй. Сейчас с нашим уровнем знаний можно было бы много добавить к его материалам, расширить географию за счет погибших древних цивилизаций Мезоамерики. Дорст показывает нам уже критическую стадию, когда последующая гибель живого на планете просматривается без всяких усилий. А ведь книга Дорста написана в 1965-м году, ровно через сто лет после книги Марша, а мы находимся ещё на полвека далее.
     В 60-70-х годах прошлого века активно начали развиваться экология, голобалистика, футурология. И уже тогда громко говорилось о катастрофичности положения, возможности прохождения точки невозврата. Один из первых докладов Римскому клубу носил название "пределы роста" и был посвящен катастрофическим тенденциям современности. Но позднее про все эти испуги как-бы забыли, даже теже авторы в следующем докладе отказались от алармизма. Сейчас мы все знаем, что природу надо беречь, но нам то какое до этого дело? Есть сотни экологических организаций, Гринпис и т.д. Мы не понимаем, что самим своим образом жизни мы вносим большой вклад в дело уничтожения природы. Появляются наивные представления, что убрать мусор в парке - это сохранение природы, не так давно в обсуждении один человек этим козырял. Трудно объяснить катастрофичность современной ситуации тому, кто думает, что убрав часть мусора в парке, он сохраняет природу. в том-то и дело, что вся экологическая деятельность только чуть-чуть смягчает последствия промышленной деятельности и нашей повседневной жизнедеятельности. Скажу образно: вырубаем сто деревьев, садим одно, причем биоценоза уже нет, просто дерево.
     В чем проявляется катастрофа? В загрязнении среды, накоплении отходов, необратимых изменениях (разрушение озонового слоя, таянии льдов, изменении климата), болезнях цивилизации (это специальное медицинское название раздела болезней), истощении ресурсов,перенаселении, падении рождаемости, деградации самого человека (в том числе и физической) и т.д. Катастрофа не просто идет, она стремительно идет, входя в ЗАВЕРШАЮЩУЮ стадию. Вот почему я так уверен в финальном кризисе - он не вероятен, а неизбежен, так как является не новым процессом, а завершением текушего процесса. Вопрос лишь в том, насколько разрушительным он будет, выживут ли люди и сохранится ли на земле жизнь. Ещё несколько слов о признаках. Вы, наверно удивились, что я назвал перенаселение и падение рождаемости. Именно так. Перенаселение есть не тенденция, как думают некоторые, а давно свершившийся факт. Естественные сообщества насчитывали некогда максимум 50 человек, сейчас мы имеем города до 30 миллионов человек. Если считать среднюю численность поселения в 50000 (условно), то оно превышает норму в тысячу раз! И после этого мне говорят, что переселения нет, несерьёзно. При этом, хотя численность населения развитых стран начала уменьшаться, но в целом в мире рост пока не остановился, и эмиграцию никто не отменял. В то же время резкое падение рождаемости в передовых в цивилизационном отношении странах чётко показывает уже проявившееся вырождение, поскольку инстинкты, связанные с продолжением рода не менее важные и сильные, чем те, что связаны с индивидуальной жизнью. Отказ от ориентации на инстинкты произошел давно, но в течении многих веков многие естественные принципы (потребности) были закреплены в культуре. Отсутствие и природного и культурного стимула к продлению рода ведет к вымиранию, а ведь цивилизация охватывает всё новые области земли и характерным примером перелома является Китай. Итак, мы имеем и перенаселение, и вырождение (начинающееся вырождение).
     Чтобы сделать свою позицию наглядной, опишу символический пример. Мы едем на машине по дороге и всё наращиваем скорость. И вот в какой-то момент мы на полной скорости приближаемся к пропасти (допустим, мост, к которому ведет дорога, рухнул, причем перед этим местом - поворот, из-за которого перспектива не видна). Мы движемся на полной скорости, это небезопасно само по себе, но мы к тому же ещё не знаем, что впереди пропасть, а потому нам не приходит в голову притормозить, остановиться и тем более повернуть назад. Так обычно и изображают возможную катастрофу. Есть несколько иная версия. Да, мы движемся по дороге, да, впереди пропасть, но мы можем увидеть её уже сейчас, если возьмем бинокль. Просто так катастрофу не предусмотреть, но с биноклем (то есть специально занимаясь этим, исследуя) - можно. Большинство борцов за "экологию", большинство здравых алармистов рассуждает именно так. То есть мы можем увидеть опасность (и видим её), значит следует сбавить ход, притормозить. Отсюда в демографии концепция "нулевого роста", в экономике и экологии - концепция устойчивого (или стабильного) развития. Это двойная наивность, которая может быть хуже слепоты первого варианта. Объясню почему. В первом варианте человек спокойно едет только потому, что не видит опасности. Во втором видит и наивно думает, что легко её избежит, если уже видит и осознает. Ошибка второго варианта в том, что предполагается, что тот кто видит опасность, имеет возможность управлять машиной, допущен к рулю (хотя это не так). Ещё предполагается что машина имеет тормоз и в принципе (пусть даже с большими усилиями) можно остановиться. На самом деле остановиться нельзя, повернуть нельзя - мы не управляем машиной и в ней нет тормозов (а дорога под уклон и пропасть близко). Я совсем не пессимист, но надо трезво оценивать ситуацию. Катастрофа не приближается, она давно идет. Что не мешает нам почему-то есть, спать, развлекаться и заниматься повседневными делами, а равно и ерундой. Понятно, что только до определённого момента. Не будем преувеличивать разумность человека - он не может понять, в какой опасности находится уже сегодня и чем это может обернуться завтра.
Tags: будущее, цивилизация
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments