?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

     Если основным содержанием христианства считать страстную веру в абстрактный, отвлеченный идеал (а Маликов именно так и считал), то любое учение, отрицающее догматы христианства, но при этом выдвигающее какой угодно благородный, чистый и святой идеал, оторванный от простых потребностей реальных людей, остается "христианским" по методу - обожествлению чувства в противовес материи. В этом смысле французские революционеры1789 г., впрочем, как и все революционеры вообще - христиане по типу сознания. Для Маликова это очень важно и он постоянно возвращался к этой своей мысли:
     "В основе христианской веры лежит: люби ближнего своего, как самого себя, но Бога больше, то есть абсолютную идею. Атеисты ( с молоком матери всосавшие в себя христианство) говорят: я борюсь за прогресс, за цивилизацию (...) ,за свободу, равенство и братство. Из-за этого они режут людей и самого себя. Робеспьер кричит (вслед за Кантом): пусть погибнет весь свет, но восторжествует справедливость... (вот оно христианство: люби ближнего своего, но Бога больше)".
     Итак, революционные теории - не что иное, как форма христианства, отвлеченной религии, со столь же отвлеченными от реальности ( а значит непригодными) методами установления справедливости. Для христианства "справедливость" - идеал, предлагаемый человечеству в целом, но не рассчитанный ни на кого в отдельности. Столь же абстрактна "справедливость" революционеров, идущих к счастью человечества по головам людей. Справедливость, предлагаемая Маликовым, есть "закономерность - необходимость", обращенная к реальным людям. Отказ от абстрактности идеала равен у Маликова отказу от любых насильственных действий по утверждению этого идеала. Соответственно ядром его теории, той точкой к которой, в конечном счете, сходятся все нити его рассуждений можно считать следующее положение: насилие, выдвигаемое революционерами в качестве средства достижения отвлеченного, "общечеловеческого", "христианского" идеала не ведет к цели. Более того, оно служит главным препятствием к достижению цели и должно быть отвергнуто каждым, кто хочет справедливости не для "человечества", а для людей. в доказательство этой мысли Маликов выдвинул пять тезисов.
     Во-первых, насилие бесплодно, потому что "возводя пошлый, безумный факт грызни и драки в принцип", люди, желают они того или нет, совершают зло, сравнимое с тем, что принесли народам монархи диктаторы, с той лишь разницей, что " у красных идея покрасивее".
     Во-вторых, человечество не просит "делать над собой операций" (явный выпад в сторону сторонников Бакунина). И кто может сказать, что он обладает высшим правом - решать за всех, как им жить?
     В-третьих, предлагая "зарезать" часть человечества "для идеи блага на небесах" революционеры не знают, когда они смогут остановиться. И чем больше нужно "зарезать", тем менее привлекательной становится идея всеобщего счастья для /людей/, тем больше насильственных средств нужно применить революционерам для достижения их идеала.
     В-четвертых, результатом планируемой "операции" по насильственному отторжению "больной" части человечества, может стать не здоровый общественный организм, а "калека".
     И самое главное. "Мы зарежем часть людей и потом объявим: всё общее, пользуйся каждый всем, сколько хочешь и можешь. Ну а где же закон, по которому хочешь и можешь?" Результатом насильственного пути к благоденствию станет "кровь и драка, затем уныние и отчаяние, томление, и тут-то встанут новые диктаторы - хуже нынешних".
     Маликов не пророчествовал, он старался разглядеть тенденцию в тех формах религиозного движения в прошлого и настоящего, с которыми он знакомпо книгам и личному опыту. И он видел эту тенденцию в том, что революционное насилие нигде и никогда не вело к улучшению жизни людей. Оно вело лишь к новому насилию и новому злу. Однако, в отличие от Ф.М. Достоевского, несколько раньше пришедшего к тому же выводу, Маликов не отказался ни от социалистического идеала, ни от попыток активно воздействовать на общество, с тем, чтобы подтолкнуть его к воплощению идеалов справедливости.

Соловьёв К.А. "Я сказал: вы - боги..." религиозное течение в освободительном движении 70-х гг. 19в. в России ("человекобожество"). М.:МГУ,1998. с.31-33.

К сожалению, об Александре Капитоновиче Маликове (р.1839-1904) и его религиозном учении - "человекобожестве" написано очень мало, мне встретилась только эта книга, основанная на архивных материалах. Обратите внимание, что тираж книги Соловьёва - всего 200 экземпляров. Все цитаты в этом фрагменте приведены исключительно по архивным материалам, потому сноски я опустил. Ещё фрагмент из этой книги, о самом учении Маликова, которое он распространял в 1870-х годах, я на днях напечатаю. Немного о Маликове и Николае Чайковском можно прочесть здесь: http://www.chaosss.ru/xaoc/nikolai.html Вообще о Маликове, Чайковском и их попытке создания общины стоит при случае рассказать подробнее.

Метки:

Comments

( 8 комментариев — Оставить комментарий )
mak494
8 дек, 2009 19:36 (UTC)
Вы затронули очень важную тему насилия, над которой я сейчас работаю.
Можно ли насилием утверждать доброе и справедливое?
Можно ли полностью отказаться от насилия?
Почему насилие неприемлемо? И т.д. Интересно Ваше мнение.
drevniy_daos
8 дек, 2009 21:41 (UTC)
Затронул не я, а Маликов :)
Я не считаю, что есть какое-то насилие в принципе. Это относительная категория. То есть это действие, которое ущемляет другого человека, создаёт проблему для его свободы. В подавляющем большинстве случаев это зло. Но если насилие применяется, чтобы защититься или защитить от насилия, это можно рассматривать как добро по отношению к тому, кого защищают. Категория справедливости мне вообще чужда, для меня это слово ничего не значит. Соответственно на последний вопрос могу ответить, что насилие приемлемо, но только когда оно не является агрессивным. Плюс отдельно надо рассматривать виды насилия. Убийство я считаю допустимым, но ни в коем случае не массовое. Если на одного человека напал другой, причем сильнее, то я не вижу возможности для пострадавшего избежать опасности, кроме ответа насилием, влекущим смерть агрессора. Если есть способы избежать насилие - лучше пользоваться ими. То есть насилие, на мой взгляд, допустимло лишь в крайнем случае. А доброе утверждать вообще нельзя - это характеристика, которую можно приложить к чему угодно, добро нельзя распространять. Это ведь не пшеница, которую сеют.
tatko_vovk
9 дек, 2009 11:36 (UTC)
Я порой как завороженный смотрю на то, как защищающие и критикующие христианство ходят кругами вокруг его центральной идеи, то приближаясь, то удаляясь, видя в самом христианстве что угодно, кроме того, чем оно является. И при этом их находки - всегда частности, причем частности именно христиансткие. И это 2000 лет продолжается. Я, по счастью, намного меньше живу, ведь если бы я наблюдал это вживую целых 2000 лет - я бы взорвался.
Вот скажите, разве то, что утверждает Маликов, не следует прямо из христианства?
drevniy_daos
9 дек, 2009 14:46 (UTC)
Является - на ваш взгляд. Если вы что-то считаете центральным, не значит, что это будет приниматься другими людьми. Теология - это одно, а социальный анализ - другое.
То, что утверждает здесь Маликов, никак из христианства не следует. Даже если сильно подкрасить христианство, и то сходства не будет. Примат веры над жизнью - главный в христианском учении. Сначала бог, потом всё остальное. А в человеке - главное душа и её спасение, а не тело. Здесь Маликов полностью прав. Кстати он здесь не христианство критикует, а революцию, и отмечает то, что взяло революционное движение в христианстве, а не главное в христианстве.
tatko_vovk
9 дек, 2009 23:40 (UTC)
Даже если сильно подкрасить христианство, и то сходства не будет
Христианство - сложный и многоплановый феномен. Теология как раз плохо годится для того, чтобы судить о его содержании. Христианство - это такая машинка, которая относительно успешно работает и без понимания ее сути участвующими в процессе. И я не придаю большого значения тому, будет ли что-то приниматься другими людьми, я придаю значение самой машинке. Ее работа и назначение были более-менее ясными, насколько я могу судить, по крайней мере трем людям - Моисею, Иисусу и Павлу, но ни один из них не спешил на эту тему распространяться. Вполне ясной она была, пожалуй, только Иисусу, который ее, собственно, настроил и запустил. Но у этой машинки есть вполне просматриваемая идеология, которая даже и отражена в официальной теологии, но в таком виде, что, по большому счету, никто ничего не понимает. Но это и не нужно. Идеология эта в последние несколько веков влияла, и продолжает влиять на мир, и вот она то как-раз довольно близка к тому, что пишет Маликов, а вернее не она сама, а непосредственные следствия из нее.
drevniy_daos
10 дек, 2009 00:03 (UTC)
Все масштабные социальные феномены многоплановые. В вашей трактовке христианство выглядит таким. Про крестовые походы, инквизицию, иезуитов вы забыли? Всё к евангелию не сводится, не стоит принимать декларации за принципы. Павел тоже по своему толковал учение Иисуса, которого он в глаза не видел, и действовал не так как Иисус. Если у вас есть своя трактовка - то имея её перед глазами, я мог бы разобрать детально, а так просто непонятно, почему вы своё видение учения Иисуса выдаёте за христианство. Христианство - это религия. Не книга.
Да, общие моменты у Маликова с христианством есть, безусловно. Общие моменты есть во многих учениях, а Маликов тем более сам был воспитан в рамках христианской культуры и говорил знакомыми словами.
tatko_vovk
10 дек, 2009 16:00 (UTC)
Про крестовые походы, инквизицию, иезуитов вы забыли?
1. Мне кажется, что большинство таких вещей обусловлены не собственно религией, а ее восприятием в конкретном обществе или даже просто общественными процессами (религиозные мотивы используются, как повод). Поэтому, если мы хотим дать оценку конкретному христианству, как феномену, и его центральным идеям, это всегда будут разные оценки. Так же как всегда будет различной оценка работы оружейного мастера и оценка резни, устроенной населением с использованием этого оружия.
2. Для ясности: я никогда не выступаю в качестве апологета христианства и даже не вижу в этом смысла. Что меня интересует в христианстве, я уже писал. При этом я понимаю, что большинство наблюдаемых в реальном христианстве явлений не имеют к предмету моего интереса практически никакого отношения.
drevniy_daos
10 дек, 2009 16:12 (UTC)
1.Религия не существует вне восприятия, потому что она делается людьми, а не спущена из космоса. нет такого феномена "христианство", это сугубая условность. или вы слишком вольно трактуете слово феномен. Нет никакого христианства как целого, и нет центральных идей. Разные конфессии и секты будут считать центральным в христианстве что-то своё.
Пример с ружейным мастером неудачный, потому что в истории религии "делали ружья" и "стреляли" одни и те же люди. Иисус не был затворником, сочиняющим в тиши пещеры новое религиозное учение. Более того, и Иисус и Будда дали только наброски учения, непригодные для использования в исходном виде. Вот если бы они дали продуманные системы, записали их - тогда вы о чём-то могли бы говорить. Иисус не написал ни строчки, всё что мы имеем написано учениками и последователями. грубо говоря, нам даже нечего интерпретировать, так как мы имеем уже интерпретацию.
2. Хорошо, что не выступаете апологетом, я очень рад. Потому что я выступаю критиком. В том числе того, что вы называете христианством. А то, что вы прочли между строк - это уже ваше личное, за пределами моей критики.
( 8 комментариев — Оставить комментарий )

Profile

мудрец
drevniy_daos
drevniy_daos

Latest Month

Ноябрь 2015
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow