drevniy_daos (drevniy_daos) wrote,
drevniy_daos
drevniy_daos

Categories:

Способы сохранения знания

       Продолжая прошлую тему, хочу рассмотреть вопрос хранения знания, точнее, сравнить способы и формы, с помощью которых можно сохранять знание.  Почему я говорю о знании, а не об информации? Потому что информация - только малая часть знания, это фактическое знание и обычно имеет количественный характер. Информация, в отличие от знания вообще, часто устаревает и становится бесполезной. В этом, кстати, проблема исторической науки - погоня за наибольшим количеством фактического знания не помогает воссоздать картину эпохи, и бесчисленно множество архивных документов 20 века не складывается в единое целое. Чем более узкий и конкретный характер имеет знание, тем более оно ситуативно и теряет значение за пределами этой ситуации, особенно в остсутствии аналогичных. К примеру, для жителя Москвы 2010 года неважно, что дальше и точнее стреляет - лук или арбалет, разрубит ли катана стальную кирасу. Факты важны и нужны не сами по себе, а потому нужно рассматривать сохранение знания в целом, во всех его видах. 
       С ходом прогресса способы сохранения знания менялись. А появились они впервые задолго до письменности, и пусть это вас не удивляет. Первым способом хранения знания является способ биологический - память, вторым способом является научение, то есть передача, традиция. Традиция культуры в зачаточном состоянии встречается уже, как выяснили учёные, у обезьян. Передача навыков - это не просто научение через подражание, это передача знания. Тот, у кого нет опыта, заимствует чужой опыт раньше, чем приобретает свой, и зачастую это спасает жизнь. Знания не обязательно выражаются в словах. Но у человека со временем словесное выражение знаний стало доминировать, а значит и хранение стало представлять проблему - как запечатлеть слова. Вопрос был решен с помощью письменности. Действительно, письменность сохраняет слова - точнее знаки, с помощью которых слова кодируются. Зная язык и знаки - нетрудно прочесть оюбой текст, как правило. Бывают и исключения, например славянская вязь. Несколько раз я пытался прочесть надпись и не мог, так сильно были стилизованы и перекручены буквы. Но это особый, нестандартный случай. Как правило тот кто делает запись, старается, чтобы она была максимально разборчивой и понятной. Но остается ещё два аспекта: понимание содержания и сохранение самого текста. 
        Бумага сохраняет текст, но пожар уничтожает бумагу. Почти любой носитель как-то можно разрушить, да и само время разрушает вещи. Имеются в виду малозаметные физические процессы, которые мы называем "ветшанием". Со временем стало ясно, что и сам воздух действует разрушающе. В древности первым способом передачи знания были даже не слова, письменность и свиток, а рисунок и камень. Причем рисунки делались как на прочных вещах, так и на непрочных. К непрочным носителям можно отнести татуировки на коже, раскрашивание дерева. До нас дошло только то, что изображалось на камнях. Думаю, что первобытные люди прекрасно понимали специфику камня как удобного способа длительного хранения знания. Древние культуры Египта, Шумер, Китая постепенно отошли от знаков и рисунков и пришли к письменности. Но наносить длинные тексты на камень - очень трудоемко, да и копировать их почти невозможно. Непрактичность камня требовала замены - и вот стала использоваться глина (клинописные таблички), бамбуковые пластинки, папирус, кожа (пергамент). Позже изобрели и стали использовать бумагу (первоначально - в Китае). Замена носителя сильно повлияла не только на хранение знания, но и на само развитие знания, на науку и литературу. Даже на язык и мышление. При этом явные достоинства сопровождались и неизбежными недостатками - глиняные таблички менее прочны, чем каменная плита с гравировкой или резьбой, пергамент  менее прочен чем таблички, бумага совсем хрупкая. В итоге до нас дошло очень мало текстов времени Иисуса, хотя писалось в разных странах весьма много. Представьте размер Александрийской библиотеки - и почти всё это было утрачено.
С появлением книгопечатания проблема казалось была решена - можно уничтожить или утратить один экземпляр, но не все. Хрупкость носителей была преодолена тиражированием. О непрочности отдельного носителя перестали заботиться, хотя это не важно только при определенных условиях. Со временем из тысячи экземпляров может сохраниться десять, к примеру, в национальных библиотеках. И если эти будут утрачены...
       Компьютер открыл новую эру в хранении, копировании, трансформации знания. С одной стороны хранить стало легче, а копировать вообще проще простого. С другой - трудно проверить подлинность текста. Подделывали уже бумажные книги, но можно было по бумаге, типографской краске, переплету и прочим признакам что-то обнаружить. Компьютер снимает вопрос подлинности. Измененный текст выглядит так же как до изменения - вы не увидите следы правки. Редактирование возможно бесконечно - а значит текст теряет свою законченность. Трудно хранить знание, когда хранилище безразмерно, а сами носители позволяют постоянно изменять содержание. Кажется на первый взгляд, что чем больше возможности - тем лучше, но ведь человек тот же, что и тысячи лет назад, он не может поглощать в миллион раз больше знания. Если в 19 веке курс гимназического и университетского обучения давал почти полный обзор достижений науки и важнейшие знания, то сейчас все знания даются очень выборочно, фрагментарно. Человек просто теряется в море знаний и ему уже нет пользы от того, что они сохраняются. Да и потерять в компьютерном мире знания очень легко - всё стирается одним нажатием кнопки, или ломающийся компьютер...     
     Далее встает вопрос о том, что на одну тему можно найти сотни источников. Условно сотню, вы про Пушкина найдете тысячи публикаций, к примеру. Перед вами сто учебников по физике на разных языках. Что выбрать? Наиболее доступный - к примеру, на родном языке, может быть не лучшим. Знание нельзя отделить от того что его сопровождает, отсловесной шелухи, псевдознания, ошибок, повторов, глубокомысленных банальностей и т.д. Знание вкраплено в "породу" текстов и других источников. Станислав Лем в одном романе назвал исходный материал, из которого мы извлекаем знание "шихтой". Таким образом, перед нами предстает не огромное море знание, а необозримая шахта, из которой добывается "словесная руда", потом эта "шихта" нами перерабатывается и кое-тчо оседает в наших головах. Кстати, далеко не всегда самое правильное, точное, истинное. Этим объясняется расцвет в наше "просвещенное" время псевдонаук типа астрологии. Решив вопрос утраты знания, никто и не подумал об отсеве, не подумал что бесконечный рост вызовет хаос, невозможность отделит зерна от плевел и нужное от ненужного. Обычный человек просто боится горы знаний, ведь жизнь коротка, а узать невозможно даже сотую долю процента от уже приобретенных и накопленных знаний. самое парадоксальное то, что сейчас в развитых странах каждый учится около 20 лет - и при этом получает массу ненужных знаний, недополучая нужные, жизненные. 
        Ещё одна проблема - проблема содержания. Часто со временем меняестся значение слова и смысл понятия. Философ вообще каждое понятие должен тщательно разъяснять - иначе его неверно поймут. На самом деле неверное понимание - псевдопонимание - встречается на каждом шагу, просто оно незщаметно без специального анализа. Это одна из частых причин межличностных конликтов, в частности, в семье. Псевдопонимание гораздо хуже непонимания. А вопрос понимания касается почти всей сферы знания, кроме голой информации, да и та бывает неверно прочтена. Нальзя просто хранить и передавать знание. Хрянящийся текст не содержит знание, хотя оно было закодировано в нем. Есть разница, когда текст читает тот, кто писал его и кто-нибудь другой.  Вы увидели, к чему я клоню? Ни твердые носители, ни бумага, ни компьютер не помогают решить эту проблему, напротив, существенно её усугубляют. А когда проблема поиска и проблема извлечения и интерпретации знания суммируются - то море зашифрованного знания становится бедой для человечества, для каждого отдельного человека. Ни один специалист не может прочесть всего даже по своей специальности и даже того, что опубликовано за текущий год. Человек перегружен знаниями, а в знаниях информация занимает недолжное, преувеличенное место. Эпоха когда ценили мудрость, давно миновала. Когда же люди вновь поймут, что одна страница с мудрыми мыслями ценнее вороха гозет? Новости не просто быстро устаревают - они сразу не имеют ценности по большей части. Информация имеет прикладное значение, она вспомогательна по отношению к знанию. Поэтому современных учёных и эрудитов я не назову мудрыми и даже знающими людьми - это поверхностно нахватавшиеся "знаний" знайки, гордящиеся тем, что никому не нужно. Наука дошла до границы своего развития как полезный для людей вид деятельности.
      Давайте подведем итоги. Каждый вид хранения знания имеет свои достоинства и недостатки. Некоторые знания невозможно сохранить без письменности, некоторые - без компьютера. Сравнивая способы сохранения, нельзя выделить лучшие и худшие - всё зависит от поставленных задач. Но есть естественные способы хранения - а именно память и живая традиция. Их, к сожалению, всё большеабрасывают и игнорируют. Общество перестало быть традиционным. Можно сидеть с детсва в четырех стенах за компьютером и получать знания обо всем. Нет нужды даже общаться с миром. Но тогда зачем все эти знания? Мы должны понимать, что знания не сами по себе ценны, а для чего-то, это вспомогательная вещь. Возможно, из всех накопленных знаний подлинно нужно человеку меньше сотой доли процента. Не имея мудрости, мы не можем полноценно пользоваться имеющимися знаниями, не можем предвидеть опасности их применения. Как ребенок с опасным огнестрельным ружием в руках. Встает задача даже не отсева нужного знания - а пересмотра самого отношения к знанию. Тогда и вопрос способов хранения будет стоять по другому. Может, самые ценные знания - те, которым можно научить, а не те, которые пишутся на бумаге?
Tags: знание, наука
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments