drevniy_daos (drevniy_daos) wrote,
drevniy_daos
drevniy_daos

Category:

Почему мы работаем? (Критика работы)

      Работает большая часть населения Земли.  Зачем? Ответить нетрудно. Банальный ответ - чтобы получить деньги. Другой Ответ - "чтобы прокормить себя и свою семью" будет неправдой. Никто не живет в деньгах, не одевается в деньги и не ест их - а работа оплачивается именно деньгами. Подчеркиваю, речь о работе, а не о труде. Работу от труда отличить легко - труд есть деятельность, а работа - вид найма, вид принуждения к труду. В работе плохо уже принуждение, а если труд не приносит пользы, работа плоха вдвойне. Но и плохая работа дает деньги. Однако исторически работа связана с рабством, в античных обществах, в Греции и Риме работали почти только рабы. "Свободный" означало одновременно и  "не работающий". Понятно, что подневольная работа не оплачивалась.  Где не было рабов - люди кормили себя сами. Социальная система, в которой одни люди кормят других, порождена рабством, узаконенным рабством. Понять первых рабовладельцев древности было нетрудно - рабами были прежде всего захваченные в войнах иноплеменники. Раб - чужак, не человек, у него нет прав, он не является членом общества. А его дети? Они тоже оказываются вне общества - так возникает каста рабов. 
      Постепенно с историческим развитием рабская система потеряла свою актуальность, рабский труд уже не отвечал новым условиям. Но рабский труд был заменен также недобровольным трудом. В России 19 века не было рабства, но большая часть населения занималась подневольным трудом. Те же слуги - это не что иное как рабы, только их рабство ослаблено, можно его назвать "привелигированным рабством". Постепенно рабский и холопский труд стал трудом наемным. Он кажется добровольным - ведь человек на него соглашается без принуждения. Но анализ такой профессии как проституция показывает, что всё обстоит иначе. Не говоря о тех случаях, когда в публичные дома отдавали насильно (в том числе родители), выбор такой профессии добровольным назвать язык не поворачивается. Официальная иделология говорит что главное - собственный выбор, но умалчиват о том, что не любой непринудительный выбор свободен. Заключенный в тюрьме тоже может не работать, но это выйдет ему боком. Нам пословица "кто не работает - тот не ест" кажется верхом мудрости, а на самом деле она отражает всего лишь распространенную социальную норму, аномальную по своему характеру. Даже труд не всегда нужен для пропитания, а тем более работа. Зайдите в лес и сорвите ягоды - вот вам и пища без дополнительного труда.
Работа - социальная норма. В СССР работа была узаконена, и неработающие люди - тунеядцы - объявлялись преступниками. Глупое донельзя правило, так как старики, больные, калеки не могут кормить сами себя.  Узаконенность работы ясно говорит об одном: работа нужна государству, системе, а не людям. 
        Я не уважаю закон, но и не одобряю преступность. Однако нельзя не отдать должное преступникам в их стремлении к свободе от общественных условий. Те кто командуют стадом - обычно не работают, хотя придают своим постам видимость работы. Но те кто находится внизу - нередко смекают, что работа - не обязательное условие для обеспечения жизни. Бунт - не только попытка освободиться, но и попытка захватить власть для себя и жить не работая. Любой главарь типа пугачева - не только какой-то "правдоискатель", он стремится встать над теми кто работает. Любой историк скажет, что между бунтарями и разбойниками очень много общего, не всегда вообще возможно их разделить. Разбойник с большой дороги - человек, который хочет жить не работая. В таком положении часто оказывались и те, кто не нехотел жить работой, а не мог, вследствие обезземеливания, неурожая, войн... 
        Возьмем пример ближе к нашему времени. Что тако забастовка? Это не отсутствие работы, а отказ от принуждения. Понятно, что имеет смысл только кратковременная забастовка - чтобы добиться некоторых улучшений условий работы. Но работа останется работой и никогда - свободным трудом. Однако система всячески маскирует подневольность работы. Простым способом - ведь каждый может выбирать работу. Человек вынужден впрягаться в ярмо, но ярмо волен выбирать сам. Не все знают, что работа - не обязательное условие жизни. В этом плане марксизм отчасти прав - "предприниматель", которого называли капиталистом, сам не работает. Он уподобляется правителям, только не нарушая закон. К этой же категории относятся и банкиры - ростовщики. 
Но нельзя объяснять  повсеместную распространенность работы интересами неработающих. 
Дело не во "власти" "классах", "буржуях" и т.д. Дело в Системе. Наши мегаобщества не подчинены естественным законам, они подчинены интересам Системы. А для системы каждый человек есть элемент, выполняющий определенную функцию. Деньги - только способ оплаты, т.е. стимулирования. Деньги заменяют принуждение, но так как без денег не добудешь пищу, их можно считать разновидностью принуждения. Формула "хочешь есть - иди работать" негласно подразумевает - "хочешь есть - добывай деньги" Преступники читают именно этот скрытый смысл, но выбирают другой способ добычи денег.
       Вопрос "зачем человек работает" вводит в заблуждение, он подменяет вопрос "почему человек работает". Человек работает потому что вынужден. Деньги как таковые ему вовсе не нужны. Представьте что у нас есть некая изолированная деревня. В ней обычный магазин. Но вот мы проводим социальный эксперимент и делаем магазин бесплатным (в действительно бесплатные магазины существуют, но в качестве уникальных прецедентов).  Значение денег в деревне тут же упадет до нуля и никто не будет ничего продавать. Зачем - если можно пойти в магазин и взять без денег?  Такой эксперимент показал бы, что работа является логичным компонентом Системы. 
Людям нужна не работа, но это самый простой способ существования из тех, которые предлагает Система и её законы.  Задавая вопрос "почему человек работает?" мы получаем возможность раскрыть сущность работы. Сказать что работа - зло, всё равно что не сказать ничего.
В ответ получите заявление - а как прожить не работая?  Верно. В Системе, в которой работа - норма, нельзя жить не работая. Так же нельзя быть в армии и не выполнять приказы. Кому нужен солдат, не выполняющий приказы?  Но констатация необходимости работы в рамках Системы никак не оправдывает работу. То, что работа необходима для существования в Системе в сочетании с её бесчеловечным характером - доказывает несовпадение Системы и человека. 
        Для чего работа нужна Системе? В конечном счете, ответ на этот вопрос и будет являться ответом на вопрос "почему человек работает?".  Нет смысла сопоставлять человеческие мегаобщества с сообществами животных. но одна аналогия всё же есть. Это муравейник. Человечество есть по остроумному выражению А.А. Зиновьева человейник. Муравей не может вести себя как хочет - есть интересы всего муравейника. Органический характер отношений в сообществах животных заменяется в человейнике механическим характером. Элемент машины не может существовать как он хочет (если он может хотеть) - иначе машина развалится. Механистичность цивилизации, государства, Системы определяет характер взаимосвязей между элеменами - людьми. Работа есть аналог функционированию, распределенным функциям частей машины.
Заключил договор - будь добр работать. Это кабала. Это рабство. Но "добровольное". Собаке как бы говорят - хочешь чтобы тебя накормили? Влезай в ошейник и сиди в будке. Человек интересует Систему только с точки зрения выполняемых функций. Каким бы замечательным бы ни был человек и сколько бы он не делал другим добра - с точки зрения системы он ноль. Как только он принимает правила игры и начинает работать - становится единицей. Даже семью пытаются сделать видом работы, включить в общий ритм функционирования частей Системы. Правда люди не муравьи, их поведение нужно регулировать извне - потому возникает огромная армия чиновников, охранников порядка, солдат... Почти четверть людей занята тем, чтобы остальные "белки" крутили колеса.
       Чтобы понять противоестественный характер работы - необходимо разделить работу и труд. Подневольный труд - совсем другой вид деятельности. хищник тоже трудится - выискивая добычу и гоняясь за ней. Но стимулирует его голод, а вознаграждением является добыча. Погоня и добыча нераздельны. Работа оплачивается, она сама по себе бессмысленна. Потому большинство людей делает то, что хорошо оплачивается, а не то что им нравится. Недовольство работой постепенно превращается в недовольство собственной жизнью. Работа поглощает почти всё время и подменяет жизнь. Недовольство механистичностью работы - любой без исключения, чувствует каждый работающий, но не каждый приходит к протесту. Дауншифтинг - протест против работы, но я не считаю его удачным. Вместе с работой осуждается труд - а это ошибка. Преодолением работы может стать только освобождение труда. Труд не являющийся функционированием неугоден Системе и встречается в её недрах только как исключение, пока не затрагивает интересы Системы. Тот, кто покорен Системе, обречен на рабство работы, как бы это рабство не подслащивалось.
Tags: человек
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 68 comments