drevniy_daos (drevniy_daos) wrote,
drevniy_daos
drevniy_daos

Category:

Генезис Системы.

      Чтобы понять Систему, необходимо проследить её историю. Пусть не всегда хватает достоверного исторического материала, для общего очерка его предостаточно.  К сожалению, насколько я знаю, никто и никогда не предпринимал серьёзных попыток изучить историю Системы.  Например, происхождение языка, земледелия, письменности, городов, государства, войн, денег, закона, искусства, религии - всё рассматривается изолированно. И чаще всего без всякой связи с демографической ситуацией и характером использования природной среды. Может в 17 веке такой подход и выглядел разумным, но сейчас он представляется смешным. Трудно не заметить связи города, войны и государства. Система есть целое и выявлять нужно все её истоки. Однако это не значит, что все компоненты, которые сейчас входят в Систему, изначально были ей присущи. Цивилизация не свалилась в готовом виде из космоса, никто её не придумывал и не конструировал.
Цивилизация выросла, возникла на обломках чего-то иного. Понимание этого поможет избежать той ошибки, которую, как мне кажется, допустил теоретик анархо-примитивизма Джон Зерзан. Раз символическая культура, язык - инструмент и часть цивилизации, Системы, значит это зло. И зло изначальное, так как возникло до цивилизации в целом и агрокультуры в частности.  Сделаем простое допущение: а если было взято нейтральное или даже положительное явление и изменено, интегрировано в систему цивилизации. Иначе говоря, давайте поставим под сомнение, что единственно возможная символическая культура - существующеая ныне и служащая опорой цивилизации. То же касается и остальных феноменов. Зачем мы верим тем, кто утверждает что ранние верования являлись первой стадией религии? Верования - не религия, но потом они были интегрированы в религию, использованы для усиления религии. Это не логическое построение, а описание действительно имевшего место процесса, который я при случае попробую осветить подробнее. Прослеживая прототипы Системы, мы не приближаемся к пониманию Системы. Если Система нечто "испортила" - проблема не в том, что было испорчено, а в том, как и когда оно было испорчено.  Важно и то, что Система не тождественна себе, в отличие от тела. Ребенок и взрослый - один человек, про Систему так с уверенностью сказать нельзя. Возможно, что "детство" Системы прошло до её возникновения, потому нам и кажется что она вдруг появилась из ниоткуда.
       Прежде всего, вспомним, что такое Система. Это не объединение людей, не намеренно созданная людьми структура, не продолжение какого-либо природного феномена. Система есть сложное образование, и весь её материал - неорганический, что очень важно. Человек не встроен в систему, а используется в качестве робота-исполнителя. Можно отломить сук и использовать его как молоток или топор, но при этом игнорируется его природа и принимаются во внимание лишь утилитарные свойства, позволяющие использовать дерево в другом качестве. Человек для Системы подобен суку и палке. То, что когда-то он жил для себя - Системе не важно. Однако, так как Система не создана ни человеком (воображаемый бунт изделия, наподобие восстания роботов), ни другим разумом, возникает вопрос - как же она возникла и получила доминирование в человеческом мире?
В каком-то смысле, случайно. Точнее, как побочный эффект. Если я съем чернику, то испачкаю руки. Но то что я при этом делаю - это ем чернику, а не пачкаю руки. Действие всегда сопровождается побочными эффектами и последствиями, зачастую непредсказуемыми и непазличимыми органами чувств. Цивилизация возникла как плесень на портящихся продуктах - создавали одно, а получилось другое. Поэтому зарождение компонентов цивилизации следует рассматривать не как наступление цивилизации, а как пролог цивилизации, промежуточную ступень. 
        В зарождении Системы я бы хотел специально выделить два фактора: демографический рост (перенаселение) и возможность накопления результатов труда. Поясню о чем речь. Перенаселение - это не то, что считают перенаселением сейчас. К примеру, 12 миллиардов людей на планете демографы считают перенаселением, а 3 миллиарда - нет. А почему? Только потому, что мы уже прошли отметку и в 3 и в 6 миллиардов и привыкли к такому числу? Неосновательно. Перенаселенность связана с различными характеристиками общества и всегда относительна. Для нас сообщество людей в 250 человек - очень мелкое, а для первобытного времени это перенаселение. Ян Линблад убедительно показал в своей книге "Ты, я и первозданный", на примере южноамериканских племен, что возрастание численности групп (племен) до 200-300 человек привело к радикальному изменению характера сообщества и его взаимотношений с другими сообществами. 300 человек в сообществе - перенаселение в полном смысле слова, вызывающее конфликты и меняющее весь характер жизни людей. "Демографическая революция" в неолите напрямую связана с последующим возникновением аграрного общества. Не стоит всё сводить к способу добывания пищи. Добыть пищу для 50 человек и для 5000 человек (а такова численность неолитического поселения, например, Чатал-Гююк) - две разные задачи. Перенаселение характеризуется не только абсолютной численностью, но и плотностью, скученностью, мобильностью и так далее. Перенаселение не просто воздействует на общество, оно давит. Старая структура общества быстро разрушается, как и весь древний уклад. Перенаселение с одной стороны, является главной предпосылкой зарождения Системы, с другой - главным условием прогресса.
Если вы проследите историческую динамику социума в Западной Европе, то увидите, что культурный упадок точно совпадал хронологически с демографическим упадком, какими бы причинами тот не был вызван.
       Демографический фактор - ключевой.  Чисто эмпирическое подтверждение дает наблюдение за миром животных. Цивилизация не появилась ни у одного из высокоразвитых видов живых существ, ни у одного разумного сообщества, даже у шимпанзе. Только у муравьев! И мы находим у них коллективный разум - целеустремленную систему с внутренними тенденциями развития, которую не направляет никакой индивидуальный разум, ни извне, ни изнутри. У муравья даже нет мозга, откуда же взялся разум? Принять теорию распределенного разума я тоже не могу, хотя она не лишена оригинальности. Парадокс - у существ, обладающих разумом, цивилизация не возникла (пока о человеке не говорим), а у неразумных мелких существ - возникла. Принципиальное различие - в количестве. Крупные животные не живут большими сообществами (только кочуют иногда), потому что так невозможно питаться и поддерживать существование. У высших существ ценность особи многократно выше, чем у муравьев. Зато муравьев очень много. Я предполагаю, что фактор численности (точнее: перенаселения) напрямую влияет на сообщество и служит предпосылкой цивилизации, предпосылкой КР (коллективного разума). Возникает резкий, скачкообразный сдвиг, прежде всего в поведении. Вместо того, чтобы искать водораздел между естественным (диким, примитивным) человеком и человеком цивилизованным в разуме, стоило бы поискать его в модификации поведения. К сожалению, историки больше используют материальные предметы, сохранившиеся до нашего времени, то есть каменные и прочие орудия, жилища и т.п. и мало интересуются самим человеком. Смена естественных сообществ на сообщества нового типа может быть вызвано именно демографическим сдвигом.
      Вторая предпосылка системы - накопление. Прогресс возможен только при условии сохранения результатов труда, а затем и дополнение одних результатов другими. Так, многоэтажные здания возникли, вероятно, как надстраивание дома над домом, по принципу кораллов. Косвенным подтверждением служит тот факт, что в Риме в многоэтажных домах жили только бедные. Накопление происходит везде, где продукт труда сохраняется длительное время. При этом накопление быстрее всего осуществляется через заимствование и захват. Тот же Рим служит типичным примером. Накопление следует четко отделть от традиции, в частности культурной традиции. Более того, это, как н странно, конфликтующие принципы. Традиция базируется на научении примером, на точной передаче. Искажение в рамках традиции резко осуждается. Соответственно, новшества, заимствования вступают в конфликт с традицией. То, что мы называем традиционными обществами - по большей части общества цивилизованные, где постоянно традиция сталкивается с накоплением. Традиционные общества характеризуются неизменностью, но это не неизменность "застоя". Традиция допускает изменения, когда оно необходимо, если же всё идет привычным чередом, оснований для изменения порядка нет. Ритуал, обычай изначально - формы культуры традиционнного доцивилизованного общества.
      Письменность по своему существу плохо предназначена для передачи традиционной культуры и отлично - для новшеств и накопления. Индивидуальное творчество, сочинительство становится уважаемым. А ведь текст не может передать то, что передает ритуал и обычай! Появление письменности ясно указывает на крах традиционного общества. Однако оказывается, что существовало культурное общество, пользующееся языком, создающее не только орудия труда, но и то что мы называем "предметами искусства" - до цивилизации. Я бы не стал объединять культуру доцивилизованного человека с культурой цивилизации общим понятием "символическая культура". Это выражение старого наивного дуалистического взгляда, согласно которому есть только культура и дикость. Оказывается, бытовала и "дикая культура". Когда в 19 веке открыли довольно совершенные наскальные росписи палеолитического времени, учёные поначалу отказывались признавать удивительное открытие. Не могли дикари в шкурах так искусно рисовать, и всё тут. Не совершим ли мы подобной ошибки, если будем считать язык, искусство, жилища, земледелие абсолютным злом, не разбираясь в частностях прогресса? На мой взгляд, водоразделом в культуре, да и в технике тоже, может служить способность к накоплению. Частный случай - накопление продуктов земледелия и скотоводства (сушеное зерно, мука, вяленое мясо, вино). 
      Традиционная культура и культура, ориентированная на накопление, различаются уже по внешним признакам. Традиционной культуре чужда гигантомания. Огромные постройки, чаще всего из камня - признак новой культуры. Если традиционное поселение разрастается, оно делится - как поднимающаяся каша выплескивается за край горшка. Культура накопления, напротив, склонна к безграничному увеличению жилого поселения (и жилища тоже). Культура накопления легко сочетается с демографическим взрывом и перенаселением. Хотя бы уже потому, что нечто можно отнять у других людей. Традиционной культуре (за исключением голодного времени) это чуждо: зачем отбирать у соседей то, что можно самому достать в природе. Опасно, овчина не стоит выделки. Накопление связано не только с последовательным суммированием сделанного, но ис прямым захватом чужого.  
       Возникают города, протогосударства, а потом и государства. Правитель - не столько тот, кто защищает, сколько тот, кто успешно нападает на соседей. Наглядные примеры можно найти в истории викингов, в вождествах Африки (например, история Чака Зулу). Древнейшие правители ставили памятные камни, где восхвалялись их победы, захваты и завоевания. Стратегия нападения для древних была предпочтительнее стратегии защиты. Дело не только в интересах правителя, но и в логике развития городов и государств. Это зародыши, очаги цивилизации. Система ещё не сложилась, но уже в её зародышах видны основные тенденции: экспансия, захват и переваривание всего, что за её границами, жесткое структурирование, опора на формальные признаки. Не стоит думать, что в традиционном обществе смелого охотника определяли по количеству висящих на шее зубов. Зачем, если всем и так известно, кто и как охотится? Достаточно формализовать - и уже не дело, а знаки будут определять отношение к человеку. Знаки могут выражать, а могут заменять. В культуре цивилизации видимость сразу стала важнее сущности. Попробуйте определить, как человек получил богатство - усердно трудился, досталось по наследству или украл? Различить невозможно.
Там, где возможно накопление, человеческие качества постепенно перестают цениться. Богатый оказывается более выгодным мужем, чем трудолюбивый. Как мы видим, главные изменения происходят не там, где их ищут историки.
       Возникли земледелие, собственность, государство, закон, письменность... но Системы ещё нет.
Система присутствует там, где всё названное составляет неразделимую цельность, где одно явление не борется с другим. На самом деле, развитая цивилизация, Система возникают только в 16 веке.
В древних государствах полно жестокости, насилия, голода, нищеты, суеверий... но они всё же ориентированы на людей, пусть на избранных. На вершине пирамиды сидит правитель, и от него многое зависит.  Когда Система приобретает самостоятельность, человек, какое бы положение он не занимал, теряет  способность радикально влииять на социальные процессы, на развитие культуры и техники. Эпоха сложения системы начинается с появления предпосылок (особенно городов и государства) и заканчивается предельной глобализацией. В современном мире невозможно выделить какую-либо сторону системы. Невозможно ничего изменить волевым усилием. 
        Раннюю стадию хорошо анализирует Л. Мамфорд в "Мифе машины". Сначала возникла власть, потом государство - мегамашина. "Поначалу ни одному вождю было не подл силу организовать мегамашину и привести её в движение" /Мамфорд О. Миф машины. Пер. с англ. М.,2001. с.250/.
В чем же состоит открытие Мамфорда, что он внес в понимание генезиса цивилизации? Что государство есть машина, а не какое-то содружество людей. Это машина, объединяющая насильно и подчиняющая для достижения своих целей. "Трудность заключалась в том, как превратить случайное собрание оторванных от своих семей, общи и привычных занятий людей, у каждого из которых имелась собственная воля, - в некое механизированное единство, которым можно было бы управлять с помощью приказов. Секрет механического контроля - в едином разуме... При этом непременными условиями являются и точное воспроизведение приказа, и беспрекословное его выполнение". /Мамфорд, с.253/. Государство-Мегамашина есть основа Системы. Принципиальная разница между ними в том, что государством можно управлять, преследуя свои интересы, а Системой - нет. Чем более развитой и механистичной является социальная машина государства, тем меньше в ней человечного (путь даже плохого). В итоге служение людям остается только на словах, а по сути возникает самостоятельный феномен, который сам определяет свое развитие. Мы как будто едем пассажирами в движущемся автоматическом поезде - максимум, что мы можем - это выпрыгнуть с поезда, с риском для жизни. Воздействовать на движение невозможно, остается только подчиняться. Думаю, полезно было бы исследовать, когда и как именно человечество село в этот поезд. Возможно то, что было до появления Системы, а тем более до государства, не так опасно для среды и самого человека, как кажется в условиях надвигающейся катастрофы, связанной с Системой. Представлять прогресс в качестве одного неизбежного пути - ошибочно.
Tags: история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments