drevniy_daos (drevniy_daos) wrote,
drevniy_daos
drevniy_daos

Categories:

Становление государства.

      К теме государства я приступаю со смешанными чувствами, охваченный воодушевлением и робостью одновременно. Слишком важна, сложна, обширна эта тема.  Её и в толстой книге вряд ли бы удалось раскрыть с достаточной полнотой. А ведь возникают ещё и вопросы обоснования, историографии... По поводу происхождения государства написано много, но вовсе не достаточно. Тем более, что  почти все исследователи были в той или иной степени лояльны принципу государства, что влияло на их выводы, не говоря уже об оценках. Последовательного философского анализа феномена государства и его происхождения, широко использующего данные истории и этнографии, до не создано до сих пор. Попытки анархистов пересмотреть роль государства были по большей части бесплодны, так как государство отделялось от цивилизации и осуждалось, тогда как цивилизация оставалась вне критики. Как будто возможно государство нецивилизованное или цивилизация вне государства. Голос анархо-примитивизма пока раздается слишком тихо, и негативная оценка роли государства как костяка цивилизации, не подкреплена обширными исследованиями. Можно интуитивно понять истину и даже высказать её, но этого недостаточно. Даже если детальный философско-исторический анализ не убедит сторонников цивилизации, то неизбежно заставит задуматься. Мой очерк, ограниченный объёмом одного поста, получится неизбежно неполным и обедненным, схематичным. Придется коснуться только некоторых сторон государства, прежде всего в его ранней форме - прошу вас это учесть.
       Государство не следует для всех времен изображать таким, каким знаем его мы сегодня. На наше представление влияют карты, тексты и прочее. Действительное государство - вовсе не то, что называется государством. Государство вроде бы состоит из структуры и народа, соединенных в неразрывное целое. Но мне представляется разумным под государством понимать именно некую структуру и только её. Исторически у истоков государственой структуры стоит власть правителя, но с самого начала государство не сводимо к рычагам власти, у него своя логика и своя тенденция развития. Для чего служит эта структура? Несомненно, для управления людьми. Но не только. Для упорядочивания и унификации, для создания искусственного мира. Крупные строительные проекты всегда инициировались государством. Ну и для войны, конечно. Мало того, что государства (а не народы) начинают войну, во многом они и представляют собой военные объединения - не случайно зачастую правитель является главнокомандующим. Все упомянутые функции государства говорят о том, что люди для государства (и государственной верхушки) - материал. Государство работает благодаря этому материалу, но не в нем сущность и сила государства. 
       Народу государство не нужно, вопреки "очевидности" противоположных заявлений. И опровергнуть "очевидность" помогают исторические факты. Шпенглер размышляет глубоко, но он не прав в своем суждении о государстве. "Теоретики никак не могут понять, что описание государства или изучение конституции не может служить даже бледной тенью того, что лежит в качестве сущностной формы в основе его живой реальности, и, таким образом, реальная единица существования предстает для истории в искаженном виде, если попытаться описать её движение." /Шпенглер О. Закат Европы. Пер. с нем. Т.2. Минск,1999. с.470./ Государство, по Шпенглеру - форма, наполнение которой - народ. В чем различие моего подхода  и подхода Шпенглера? В том, что государство - самостоятельный феномен, отдельный от народа и паразитирующий на народе, а не форма народа. Сращивание народа и государства происходит путем подчинения людей, зачастую с помощью прямого насилия.
        Если город - зерно цивилизации, а также голова и сердце её, то государство - тело цивилизации, частью которой становится город. Родившись из точки на карте (города), государство распространяется во все стороны. И вширь и вглубь. Государство всегда экспансивно. И на мой взгляд, всегда урбанистично. Безгородские образования близки к государству (к примеру, Лига ирокезов), но собственно государством не являются. Государству свойственно иметь городской центр, обычно сильно укрепленный. В этом центре находятся дворец и храмовый комплекс (поначалу важнее и влиятельнее храмовый комплекс, постепенно приоритет переходит ко дворцу). Союзы городов или город с подчиненными городами образует новое государство. "Советские учёные И.М. Дьяконов и М.А. Коростовцев удачно называют их "номовыми" (от номов - княжеств, позднее провинций) Древнего Египта. Они возникли на базе добровольного союза или насильственного объединения племен. Для "номовых" государств (и их разновидностей - городов-государств, сегментарных государств, племенных княжеств и т.п.) характерны крайняя неразвитость аппарата принуждения и преобладание ещё догосударственных, общинных средств управления. Однако отдельные элементы власти уже приобретают публичность, противопоставляются обществу, трансформируется и вся система общественной регуляции. Поэтому "номовые" государства являются предшественниками царств - более обширных по занимаемой территории и более сложно организованных государств. Первоначально последние строились как объединение "номовых" государств и лишь с течением времени  утрачивали традиционную номовую структуру." /Кобищанов Ю.М. На заре цивилизации: (Африка в древнейшем мире). М.,1981. с.41/ Что нам напоминают эти первые государства?
       А напоминают они нам гораздо более поздние исторически "раннефеодальные" государства Европы, древнерусские княжества... Марксистские классики, как и вообще немецкие историки, были зациклены на Европе. Достаточно почитать обширную 4-х томную "Всемирную историю" Йегера, которая вся состоит из истории Европы, причем половина - Германия, остальное - то, что имеет касательство к Германии. Небольшой отдел по славянам был включен русскими издателями (всемирная история средних веков и нового времени без России и славян - явный перебор). Так вот, по европейкой хронологии средневековье следовало за античностью, а потому "классики" поставили "феодальный" строй после "рабовладельческого". На самом деле, здесь хронология расходится со стадиальностью. "Феодальное" общество первично - в нем государства только складываются, находятся на начальном уровне развития. Удивляюсь, как можно в "феодальных" государствах не узнать те самые "номовые", о которых идет речь в цитате выше. Феод -аналог "нома". Соответственно, Российское царство 16-18 вв., как это не покажется удивительным, соответствует стадиально Древнему царству в Египте и Римской империи (которая так и не успела объединиться в целое). Эпоха слияния и интеграции "номов". В чем же специфика феодальных государств? В том, что они доступны для изучения, в отличие от древнейших и могут много прояснить в вопросе становления и первоначального развития государства. На разных территориях государства складывались в разную эпоху, и доля внешних влияний различна в каждом случае.
        Как уже говорилось, государство порождено войной, а не какими-то "внутренними" социальными причинами. У государства нет и не может быть внутренних причин - только предпосылки, благоприятные условия. Зато война сама собой создавала властные отношения. Хорошо формулирует происходившее Каутский. "Война в своём развитии дальше стадии простого добывания рабов и движимости превращается в завоевательную войну. Племя победителей подчиняет себе племя побежденных, присваивает себе и всю их землю и затем принуждает побежденное племя систематически работать на победителей, платить им дань или подати" /Каутский К. Материалистическое понимание истории. Т.2: Государство и развитие человечества. Пер.с  нем. М.-Л.,1931. с.77./  В этих скупых строках содержится очень многое, что необходимо для понимания возникновения государства.  БОльшая часть территории государства - побежденная земля и покоренные племена (народы) - так было всегда, во всех без исключения государствах, (кроме карликовых), население присоединенных земель становится подданными.  Если кто-то воспринимает пренебрежительное отношение власти к народу и диктат государства как нарушение нормы, то он сильно заблуждается - напротив, это и есть норма!  Норма не природная, разумеется, а введенная с возникновением государств. Жители столицы находились в привилегированном положении.  Далеко не все жители Римской империи были римскими гражданами, сфера римского гражданства довольно медленно двигалась к границам империи.  Это существенный пункт, имеющий огромное философское, гуманитарное, а не только историческое значение.
        Государство чуждо народу. Но нельзя ли его рассматривать как диктатуру родовитого большинства над меньшинством, или одной народности над другими? Нет. Власть точно так же противостояла собственному народу, народу исходного полиса. Жрецы тоже возвышались над народом, но были в большей степени представителями народа. Хотя выделенность храмого хозяйства постепенно удаляла их от остального народа. Военный вождь же с самого начала противопоставлял себя народу - зачем он в мирное время? Если в защите принимало участие всё население, то в набегах и завоевательных войнах - избранные воины, чаще всего молодые. Аналог - княжеская дружина на Руси. Есть и ещё важная особенность, также находящая аналог в догосударственной Руси. Это использование наемников в качестве "гвардии" вождя. Такие наемники полностью подчинялись вождю и противостояли племени. В дружине, как и в окружении раннего правителя, неизменно присутствовали и рабы. Тем самым легко становится понятен "раскол" между государством и народом. "Одновременно с возвышением военных предводителей шел и процесс образования прослойки людей, для которых война и военный грабеж сделались главным, а затем и единственным источником средств к существованию. Существование такой прослойки само по себе могло служить стимулом к повышению агрессивности данного общественного организма в отношениях с соседями. Совершенно естественно,  что такие военные "профессионалы" охотно группировались вокруг удачливого военного вождя, создавая ему относительно независимую опору внутри племени или союза племен. Так формировалась дружина подобного вождя."  /Куббель Л.Е. Возникновение частной собственности, классов и государства. // История первобытного общества. Эпоха классообразования. М.,1988. с.232./
       Роль военных групп и тайных союзов ещё до конца неясна. Сначала они выдвигали вождя, потом просто ему служили. "Большую роль в выборах верховного вождя играло мнение воинов племени, организованных в специальные военные союзы или общества (например, общество "Кван" у хопи или военные отряды у индейцев уичита)." /Гуляев В.И. Структура власти в древнейших государствах Мезоамерики: генезис и характерные особенности. // От доклассовых обществ к раннеклассовым. М.,1987. с.109./ Так же неясно соотношение жреца и вождя в первых государствах. Характерны различные интерпретации в отношении правителей Шумера. Если у Брентьеса фигурирует один правитель - en, то у Оппенхейма - en и lugal (высший жрец и царь). "Там отношения между царем (lugal) и высшим жрецом (en) слишком запутаны и значение обоих терминов до сих пор ещё недостаточно определено, поэтому в кратком очерке эти вопросы осветить невозможно" /Оппенхейм А. Древняя Месопотамия. Пер. с англ. 2-е изд. М.,1990. с.79./  Думаю, что причина трудностей историков не только источниковедческого характера. Видимо, неясность статуса и соотношения статусов вызвано ещё неустановленным соотношением власти и народа, властей между собой. Жрецы храмового комплекса главного бога не хотели уступать своего влияния. Но власть военного вождя оказалась сильнее - он опирался на вооруженную силу. Поэтому он совместил сакральный статус, военное владычество и богатство. Власть с самого начала опиралась на верования, на сакральную сферу, но только в качестве одной из опор трона. И государство формировалось не только под воздействием амбиций правителя. "Эта сила, произшедшая из общества, но ставящая себя над ним, всё более и более отчуждающая себя от него, есть государство." /Брентьес Б. От Шанидара до Аккада. Пер. с нем. М.,1976. с.195./
       И всё же в самых первых государствах сильно личное начало. Правитель не просто получал трон. Будь он вождем или воином или даже кузнецом (бывало и такое, статус кузнецов местами был необычайно высок), он должен был быть выдающимся человеком, лидером. Сказания и легенды разных народов - китайцев, к примеру - о первых царях есть преувеличенное, но всё же указание на действительные лица и события. Кеми же были первые лидеры? Проведя исследование, я выяснил, что они были... пророками. Пророк совмещал в себе роли предводителя народа, шамана и мудреца. Наиболее известны древнееврейские пророки, но они известны и у других народов. Этнографическая литература описывает пророков в Африке и Северной Америке, которые выступали как вожди, как предводители восстаний. Иисус проповедовал "Царствие небесное", но ожидали от него, что он станет вождем, а затем и царем Израиля. Мессианская идея не исчезла и позже. Восстание Бар-Кохбы продолжалось всего несколько лет, но после первых серьёзных успехов он был признан Мессией, с его профилем печаталась новая монета. Не стоит уделять слишком большого внимания формальной атрибуции "жрец", "военный вождь", в нерасчлененном обществе отдельных функций ещё не было. Но такие люди, как пророки, чаще всего либо основывали государство, как Моисей, либо возглавляли восстания и освободительные войны. Первоначально всеобщие лидеры получали временную власть благодаря своему авторитету, заслугам, харизме. Это ещё не цари, не настоящие правители. Можно рассмотреть, к примеру, фигуру Александра Македонского. А вот наследники уже были царями. Они получали власть и государство в готовом виде, укрепляя и расширяя свою землю. 
Для иллюстрации этого абзаца, отступающего вглубь истории, к самым истокам власти: "В этой связи интересна фигура "большого человека", характерная для Новой Гвинеи и некоторых районов Меланезии, но, очевидно, имевшая широкое распространени на раннем этапе разложения первобытного общества. Главным свойством его власти является её сравнительная нестабильность и ярко выраженный персональный характер. Позиции руководства не наследуются, а достигаются серией действий, которые поднимают человека над общим уровнем, в том числе раздачей имущества." /Хазанов А.М. Энгельс и некоторые проблемы классообразования. // Проблемы этнографии и антропологии в свете научногно наследия Ф. Энгельса. М.,1972. с.140./ Отсюда видно, что первичная "власть" не есть власть в полном смысле слова. Власть рождается в воюющем городе, в воюющем племени, путем концентрации силы у вождя и использования этой силы.
         Государство не тождественно правителю и системе управления. Правитель умирает - государство сохраняется. Это структура, которая стремится к расширению и закреплению. Одной опорой государства является жреческий аппарат, впоследствии - религия, другой - закон. Легитимность власти придает и сакрализация правителя, и система законов. Да и многие законы -типа законов Моисея - даны в форме сакральных заповедей. Это не значит, что все люди верят в царя как в бога и чтят закон. Верхушка государства обладает немалой силой, чтобы навязывать и контролировать, чтобы подчинять. Помимо войска появляется и "армия" надсмотрщиков, управляющих и т.д. Не могу сейчас вспомнить источник, но меня поразило, что в Древней Греции была нанята тысяча "варваров" в роли полицейских. Государство с самого начало предпочитало наемников - людей равнодушных и циничных, способных на любую жестокость. Оно и понятно, народ ведь не свой. Этот принцип использовался вплоть до 20 века (гвардия Пол-Пота). Государство - враг народа. И это не метафора. Во время войн нередко правитель сбегал в другую страну, бросая свой народ, лишь бы спастись.  Критика государства должна начинаться с выявления чужеродности государства, насилия Мегамашины над людьми. "Теодицея" государства - теории общественного договора и прочие наивные сказки - имеют позднее происхождение и не могут подтвердить претензий государства считаться Благодетелем. Как не вспомнить слова Диогена, брошенные "великому" Александру: "Не заслоняй мне солнце!".

Приложение.
Из работы А.Я. Гуревича "Начало феодализма в Европе":
      "Германский король Генрих Птицелов, заботясь о создании в Саксонии военно-оборонительной системы, переселил в крепости воинов из числа сельских жителей ( milites agrarii ), заставив крестьян снабжать их продовольствием. В данной связи не имеет решающего значения вопрос о том, были ли эти воины крестьянами или королевскими министериалами, - существенно то, что королевская власть проводила политику разделения общественных функций между профессионалами-воинами и сельским населением, ставя крестьян на службу зарождающемуся рыцарству.
      Еще раньше франкские государи, подчинив Южную Галлию, наделяли землями своих вассалов. В X в., когда в этих областях Франции появилось большое число крепостей с гарнизонами milites , последние получали продовольствие от жителей окружавшей местности. В более поздний период эти территории превратились в феоды знатных владельцев крепостей.  
      Феодализм на ранней стадии характеризуется строем вооруженных дружин, живущих за счет эксплуатации сельского населения. Дружины имеют тенденцию организовываться в иерархию во главе с монархом. Власть представителя военного класса над крестьянами, которые дают ему средства к жизни, для вооружения и содержания его собственной дружины, распространяется обычно и на их землю; в этих случаях он выступает в качестве собственника земли своих крестьян. Но, как мы уже говорили, право собственности феодала на землю в период раннего средневековья было производным от его власти над населением."
/Гуревич А.Я. Избранные труды. Т.1: Древние германцы. Викинги. М.-СПб.,1999. с.312.
http://www.i-u.ru/biblio/archive/gurevich_nachalo/03.aspx

Tags: государство, история, цивилизация
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments