drevniy_daos (drevniy_daos) wrote,
drevniy_daos
drevniy_daos

Categories:

Развитие государства и теория Кропоткина (статья)

"Словно тени, прошли мимо нас Египет, Персия, Греция, Рим, словно тени, вышли они из своих могил и являются в истории. А если здание государства отживает свой век, кто не пожелает ему тихой кончины? Кто не почувствует ужас, натолкнувшись в кругу живых существ на склеп старых порядков, отнимающих у живых людей свет и жилище?"
Иоганн Готфрид Гердер, 1784г.

    
       Первый очерк о становлении государства затронул важнейшие стороны начального этапа возникновения государства, но осветил лишь часть тем, необходимых для понимания государства и его роли в истории, соотношения государства и цивилизации. Данная статья дополняет экскурс о рождении царей из племенных военных вождей в обстановке бесконечных войн и набегов. В качестве материала для сравнения я буду пользоваться идеями Кропоткина, весьма оригинальными и новаторскими для своего времени, не устаревшие и сегодня. Разумеется, ошибки Кропоткина так же будут показаны. Задача - не разобрать теорию Кропоткина, а глубже понять сущность и развитие государства.  Почему государство не следует связывать с народом, выяснить не так уж трудно. Но почему государство связано с вождями и царями, а не с жрецами? Данные по раннему Шумеру однозначно говорят, что положение эна - вождя-жреца было выше положения венного вождя, его фигура возвышалась над всем народом. Но правителем он не был. Жреческая корпорация не имела власти над народом, хотя имела сильное влияние.
        Ошибаются те, кто возводит принцип правления (подчинения, командования) к неравенству положения членов племенного сообщества, а то и к доминированию в стаде обезьян. Вульгарная этология служит плохую службу в таких делах (а ей заражены многие, к примеру, можно посмотреть учебник по политической антропологии Н.Н. Крадина). Подчинение возникло довольно поздно, как результат войны и рабства (см., помимо первого поста, содержательную подборку фрагментов из книг Кшивицкого, Мамфорда и Массона)  и ранее не было известно. Это важнейший пункт анархической философии государства, так как само государство есть машина подавления и подчинения и не развивает уже существовавшие тенденции, а порождает новый тип отношений. Как бы ни были сильны жрецы, их влияние было основано на авторитете, то есть своеобразной форме уважения, формализованном лидерстве, характерном для догосударственных социумов. Жрецы получили влияние уже в 6-5 тыс. до н.э., что видно из раскопок неолитических поселений, где храмовый комплекс занимал существенное место. Власти же у жрецов не было - первые города оставались пусть раздувшимисяи изменившими характер, но общинами. Князья, получив силу и богатство, со временем подчинили жрецов и поставили верования себе на службу, взяв божественный титул, называя себя сыновьями верховных богов.  Сакральное ("теократическое") государство не представляло союза царя и жрецов, имело место подчинение жрецов правителю на льготных условиях. С этого времени жречество, как и армия, становится поддержкой трона, но не опорой, так как цари полагались только на силу и устрашение врагов и подданных.     
      Государство в раннее время - поглощение вертикальной царской властью, враждебной народу, всех структур, которые было удобно использовать или которые она не могла разрушить. Историки долгое время занимались только историей правителей, что было крайностью, а потом забыли о колоссальной роли царей, впав в ещё худшую крайность. Главная проблема большинства историков и авторов по философии истории - государственная точка зрения. Даже и сегодня выгода государства отождествляется с пользой народа, хотя нет ничего столь далекого друг от друга. Учёные - тоже люди, и их мировоззрение влияет на их теории, не говоря уже об идеологическом влиянии государства, финансирующего науку. Если кто может непредвзято исследовать феномен государства, то это анархист. Послушаем Кропоткина. "Анархист не может подчиниться метафизическим положениям вроде следующих: "государство есть утверждение идей высшей справедливости  в обществе" или "государство есть орудие и носитель прогресса", или ещё "без государства нет общества".  От себя я бы заметил, что анархист не столько отвергает эти стереотипы, сколько пересматривает их - зачастую в них много смысла, но он скрыт под внешним слоем. Примечательно, что "анархизм расходится и в своих методах исследования, и в своих основных принципах с академической наукой". Не противостоит исторической науке, но по-другому рассматривает государство, используя те же источники. В целом это справедливо и для нашего времени. Историческая наука дала очень много для изучения политогенеза, но не могла воспользоваться полученными данными, в силу теоретической предвзятости и методологической узости. 
       Большинство историков пишут о государстве, как будто это понятие не нуждается в объяснении и употребляется в единственном значении. Между тем, государством можно назвать разные типы социальных объединений - или не называть. Является ли союз племен государством или нет? Необходимо четкое определение государства и набор общепринятых в науке критериев. Но таковых мы не находим.  Государство всеми учёными связывается с организацией, но вот с какой именно? Первые государства, тот же Египет раннего царства (как убедительно доказал П.Р. Прусаков), на самом деле не были едиными. Не верьте учебникам и тем, кто рассуждает на основе учебников. Действительность предстает совсем иной. Первые "государства" не просто не имеют цельности, их территория освоена лишь частично. Это некие опорные точки (города-государства, колонии, крепости), которые подчиняют себе округу. Нет единой власти, единой системы управления. Страна может при этом быть почти единой по языку и культуре, но вот говорить о государстве - преждевременно. Большой проблемой является то, что основным источником являются официальные княжеские и царские стеллы, летописи, документы. Официоз своего времени, носящий во многом намеренно пропагандистский характер. Власть царей там преувеличивается, а их деяния приукрашиваются. Власть, без сомнения, была огромной, но осуществлялась по типу пришел-увидел-победил, а не по принципу управления из одного центра.
        Кропоткину, по-видимому, принадлежит важнейшее открытие: государство как система управления всем народом появилось (точнее говоря: завоевало социальное пространство) намного позже, чем это обычно считается. Для Западной Европы это не время "варварских" государств, а 16 век! В работе "Современная наука и анархия", Кропоткин пишет: "для нашей европейской цивилизации государство есть форма общественной жизни, которая развилась только в 16 столетии... Раньше этой эпохи, после падения Римской империи, государство в его римской форме не существовало. Если же оно существует, несмотря на всё, в учебниках истории, то это - продукт воображения историков, которые желали бы проследить родословное дерево французских князей до Меровингов, русских царей до Рюрика и т.д. При свете истинной истории оказывается, что современное государство образовалось только на развалинах средневековых городов." Не знаю, сам ли Кропоткин дошел до этой мысли, но это положение имеет большое историко-методологическое значение, и касается не только средневековой Европы. В отношении средневековых городов Кропоткин прав лишь отчасти, но об этом позже. Самое важное, что государство складывалось постепенно и не было однородным образованием во все эпохи. Экстраполяция позднего устройства на ранний период недопустима. Длительное время "единство" государства существовало только в планах царя-захватчика и его придворных. Жизнь опровергала царские претензии. Быстро завоеванные царем-лидером территории (или объединенные в результате союза) после его смерти теряли связь между собой. Иначе говоря, империя с единым центром  поначалу существовала лишь "на бумаге".
        Наглядным примером служит "Киевская Русь". Такого государства не было - скажет честный исследователь, критически относящийся к титулам и эпитетам князя, которые можно найти в летописи. Прежде всего, территория, как и в раннем Египте, ещё не была освоена. Но дело не в том. Князья не являлись правителями. Они не имели аппарата управления, не взимали налогов и не писали законы. Они были предводителями дружины, то есть защитниками племени, пусть и злоупотребляли властью. Границы княжеств соответствовали расселению племен. Владимир объединил княжества. Но что мы видим? После смерти Владимира - смута и усобица, после смерти его сына Ярослава, силой захватившего Киев - то же самое.  Применительно к ситуации с 1097г. даже официальные историки констатируют "феодальную раздробленность". Империя, просуществовавшая сто лет, да ещё с перерывами? Трудно поверить. Попытки создания единого государства со стороны Владимира и потом Ярослава, разумеется, были. Немалую роль играла христианская церковь, которая должна была разрушить старые верования и народные обычаи, расчищая место для княжеской власти и нового порядка.  Князья 11 века были военными лидерами городов-государств. С оговорками можно считать концепцию И.Я. Фроянова верной и признать как новое слово в изучении древней Руси (Фроянов И.Я., Дворниченко А.Ю. Города-государства древней Руси. Л.,1988.). Преувеличение "демократичности" городов киевского времени не отменяет главного - тщательное изучение текстов не подтверждает заявлений о едином государстве, мы обнаруживаем несколько очагов государственности, города-государства, напоминающие Шумер и Элладу. Даже княжеские междуусобицы, отраженные в летописях, указывают на положение вещей. Князья тасовались на "столах", как колода карт, шла борьба за самый хлебный "стол" - киевский. Порядок, принятый в 1097 году, который считается ослаблением государства, на самом деле был его укреплением. Закрепление за князем удела сделало его феодальным правителем, наследником земли. Показная "бандитская" власть сменилась локальной, но действительной властью местного правителя. Киевская Русь не уникальна. Ситуация в Киевской Руси напоминает, если сравнивать с Китаем, скорее о шаньской эпохе первых "государств", тогда как удельный период соответствует Чжаньго - "Воюющим царствам".  Китайская империя начинается с Хань, хотя объединение шло при Цинь. Возьмите империи Цинь Шихуанди, Александра Македонского, Наполеона. Они очень быстро рушились, так как территория не стала единым государством. На месте рухнувшего колосса вырастали новые локальные государства. 
        Что это нам дает? Собственно государством следует считать позднюю, развитую форму социального объединения под властью единого правительства во главе с царем. Посмотрите на непрочность первых "государств". Главный критерий - социальная интеграция и единое работающее управление. Интеграция пусть насильственная, но доведенная до логического конца, когда люди теряют свободу и становятся подданными - дает знать, что государство объединило данную страну. Римской империи у нас будет соответствовать.. Петровская Россия! Введение новых губерний, подчинение церкви государству... Только с 18 века Россия становится единой империей. Молодые государства всегда  воинственны и экспансивны. Они сильны своим старым, общинным наследием - сплоченностью людей. Империи быстро возникают, но недолго живут. 2-3 сотни лет - максимум. Жёсткая вертикальная структура, подчинение других народов (т.е. прямое или косвенное рабство) - создают в макросоциуме огромное напряжение. Империи - подлинные государства - основаны на жестком подавлении, а потому находятся в неустойчивом состоянии. "Имперский", то есть собственно государственный период, в несколько раз меньше по времени, чем  период становления государства и борьбы военных вождей за единоличную власть над страной. Во-первых, вожди соперничают со жречеством, во-вторых, с общинной верхушкой, в-третьих - с народом. Чтобы подчинить многочисленных земледельцев, правитель объединяется с жреческой корпорацией, если та признает его власть. Старая аристократия уничтожается, по мере сил, постепенно. Место "бояр" занимают "дворяне", то есть место свободных - рабы и слуги. Максимальная задача государства - сделать всех рабами. Современная "свобода" граждан означает только то, что все стали рабами и расслоение потеряло смысл. Однородное общество покорных людей. Фокус только в том, что... сам трон тоже стал достоянием рабов.
        Отождествлять государство с верховной (царской) властью нет никаких оснований, хотя государство развилось из этой власти. Кропоткин понимал это, но всё равно не мог преодолеть искушение считать государство силой, паразитирующей на народе. Только по его мнению, государство обеспечивало ещё сословное, классовое, неравенство. Таким образом, Кропоткин расширяет понимание государства, сохраняя тот же традиционный подход. Противостоящим государству началом, на его взгляд, остается община, солидарность, федеративный принцип, демократические структуры. Более того,  Кропоткин возводит их к животным сообществам, то есть заявляет об изначальности и естественности такого порядка. Оснований у Кропоткина больше, чем у апеллирующих к социальному дарвинизму или вульгарной этологии, но всё равно он не прав. Если бы он говорил о первобытных сообществах - с ним можно было бы согласиться. Если бы речь шла о ранних земледельческих протогородах (типа Чатал-Хююка), можно было бы согласиться отчасти, как и относительно крестьянских общин. Но аристократия крупных городов, городов-государств античности и средневековья не выглядит народной властью и не вызывает особой симпатии. Негосударственные социальные формы действительно были благосклонее к людям, стояли ближе к традиции, но уже бесконечно далеки от изначального естественного социального порядка. Идеализировать ганзейские города или Новгород с его вечем нет оснований.
      И, что самое важное, из федеральных объединений тоже складываются государства, для этого царь, оказалось, не обязателен. Наглядный пример дают США. Там не было царя-завоевателя, не было буржуазных революций. И тем не менее, государство сложилось в итоге столь же деспотичным, хотя поначалу было более свободным и привлекательным для переселения из Европы. В чем ошибся Кропоткин? В том, что считал, что достаточно уничтожить государство, и "свободные" формы "самоуправления" тут же расцветут, заполня всё социальное пространство. История учит, что общины в древности были распространены повсеместно, и все они постепенно проиграли государствам или сами стали государствами. Именно "или", потому что государству не было необходимости разлагать чужую общину изнутри - оно попросту уничтожало её в результате захватов. Так были уничтожены общества Новгорода и Пскова в конце 15-16 вв. В ход шло всё - разрушение, казни, депортация, насаждение собственной власти путем поставления наместников. Государство сильнее свободной общины, потому что оно построено на силе, на армии и войне. Община - не конкурент государству, а федерация и так не является общиной, пусть и сохраняет некоторые "демократические" принципы. Организация, стоящая над людьми и использующая их, неизбежно должна была захватить всю планету, что мы и наблюдаем, обратясь к истории. Власть царя была платформой, на которой развивалось государство. Другие государства брали пример с предшествующих или соседних империй. 
        Государство по своему действию - унификация людей, игнорирование индивидуальности, преобладание закона над народным суждением, война и милитаризация, закрепощение земледельцев и ремесленников. Богатые, откуда бы не происходило их богатство, пусть от торговли или производства, как правило, поддерживают государственную власть. Не государство для них (как считал Кропоткин), а они - для государства. Государственная структура обладает своей логикой, своей тенденцией развития. По мере развития в государстве всё больше проступают черты механизма, который так проницательно был усмотрен уже в царской власти Льюисом Мамфордом. Первоначально государство - машина подавления на службе царя. Позднее - самодовлеющая машина, которой по инерции управляли цари, всё больше утрачивая позицию правителей. Да, в государствах и вне их сохранялись общинные структуры или их прежитки - тут Кропоткин прав. Но не следует преувеличивать их значения. Может в деревне общинность и напоминала о древних свободных временах, но никак не городские организации. Жаль, что Кропоткин мифологизировал "добровольные союзы", прямые социальные связи, вместо честного анализа. Теория Руссо давала о себе знать. Союзы хороши только по сравнению с полицеским государством, а так по сути это тоже подчиняющая организация. Но и это не всё. Государство перемололо все старые социальные обычаи и привычки, включив в себя то, что от них осталось, поставив под жёсткий контроль. Люди окончательно стали подданными, хотя и царя уже нет. Они не мыслят общества вне государства. Оптимизм Кропоткина оказался утопическим. Этот талантливый теоретик анархизма прекрасно видел утопизм социалистов, но не мог разглядеть собственного. Учитывая его наследие, мы должны изучать государство на основе подлинного исторического материала, не выдавая желаемое за действительное.  
        Почему же общинный порядок был повсеместно вытеснен государственным? Потому что государство есть единственный способ интеграции большого механического объединения людей. Механическим объединением стал уже ранний город. В Мохенджо-Даро проживало около 40 тысяч человек. Какая уж тут община. Кропоткину бы это не понравилось, но это так, незачем абсолютизировать понравившуюся социальную форму, находя её там, где остались лишь слабые следы давно исчезнувшего. Да, государство не равно обществу, да, государство - не народ. Но не может миллионный город и тем более многомиллионная страна существовать без государства. Большие механические образования тяготеют к распаду и дезинтеграции. Всегда. На месте величественных городов, таких как Вавилон, холмы земли или песка. Образ Вавилонской башни  не миф, не фантазия, это указание на судьбу города Вавилон, Вавилонского царства. Нам хорошо известны остовы империй майя и инков. Царская власть, укрепляясь, препятствует распаду. Но по мере укрепления, сама теряет значение, так как базируется на армии и войне. Стабильность государству, как ни странно, противопоказана. То, что СССР укрепился в ходе кровопролитной войны, а в мирное время распался - нормальное явление. Империи нужны дополнительные стимулы, чтобы удержать единство. Противопоставление общинных структур государству, введенное Кропоткиным, по сути верно. Но общинные структуры всегда небольшие, государства - многолюдны и обширны. И государство действительно является носителем прогресса и цивилизации. Вот только никто нас не заставляет оценивать прогресс положительно, что было нормой для всех мыслителей 19 столетия, не исключая и Кропоткина. 
      Естественный принцип общинного устройства микросоциума невозможно перенести на макросоциум. Распад старого общинного, племенного, вечевого порядка был предопределен.
Государство в форме насилия царской власти оказалось негативной, нежелательной для народа, но единственной формой интеграции макросоциума. Других никто не выдвигал. Кропоткин предложил разрушить государство на стадии, когда оно уже практически поглотило общество, растворив народ и уничтожив саму этничность. Государство космополитично и поощряет космополитические религии. Государство до конца поработило людей, превратив их поголовно в лояльных граждан. Все, от президента до мошенника, сидящего в тюрьме - воины государства. Как бы ни были привлекательны первичные социальные принципы, отраженные в позднейших формах (свободные города и т.п.), они не могут заменить современное государство, даже если бы его можно было уничтожить, как мечтал Кропоткин. После 18 столетия государство стало проклятием человечества, которое нельзя снять. Задумайтесь только об одном. Если в древности на место исчезнувшего государства приходили дикие племена, то что будет, когда рухнет всемирная система государств?


П.С. Библиография по сущности и становлению государства значительно расширена и продолжает пополняться. По поводу дополнения списка, замеченных ошибок и пропусков пишите в личку или в комментариях.
Tags: государство, история, цивилизация
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments