drevniy_daos (drevniy_daos) wrote,
drevniy_daos
drevniy_daos

Categories:

Личная территория и поведение

       Этологи сравнительно подробно пишут о территориальном поведении животных. Разработки, правда, находятся всё ещё в зачаточной стадии. А вот как обстоит дело с человеком? Совершенный туман. Мы не можем перенести поведение животных на поведение человека механически. Именно территориальное поведение у разных видов различается очень сильно, в том числе и у обезьян, сильнее, чем другие типы поведения. Территориальное поведение человека следует изучать на человеке. Причем мы имеем дело с сильно деформированным естественным поведением, а деформации не стандартны. Давайте поговорим о современном городском человеке, поскольку тут у каждого из нас есть большой опыт и много наблюдений.  Что в нашем поведении осталось от естественного и как это проявляется? Как соотносится личное и групповое поведение? Есть ли, наконец, у каждого из нас личное пространство? Почему мы стремимся уединиться?
      Территориальное поведение зависит от характера объединения особей в популяции. Если особи живут группой (семья - минимальная группа), то личного пространства нет и быть не может. Это не "коммунизм" и не общая собственность - это проявление природной социальности, когда индивид не выделяет себя из группы. Дело не только в самосознании, индивид в поведении старается держаться вместе со всей группой (или частью группы). Взаимопомощь, в первую очередь в защите - не единственная причина. Значительное место в жизни занимает общение. Так было и у шимпанзе, и у первобытного человека. Группа занимает свою территорию. С разрушением естественного порядка у человека уже нельзя рассматривать границы государств, корпораций и т.д. как границы территории группы. Механическое макрообъединение ничем не напоминает небольшую стабильную группу. "Враги", "чужие" так же чужды, как и свои. Поэтому у людей при территориальных конфликтах есть перебежчики, изменники, дизертиры. В сообществе шимпанзе такого представить нельзя, чужой есть чужой. Групповые животные не имеют своей территории, их территория совпадает с территорией других членов группы, а у современного человека группы нет.
       Человек ничем по сути не отличается от животного в зоопарке или в цирке. У него нет "своей" земли. Ему она и не очень нужна, ему нужна своя группа (в смысле группа, для которой он был бы своим) со своей территорией. В современных условиях то, что было некогда нормой, воспроизвести очень сложно, почти невозможно. Ещё и потому, что стремление восстановить группу и территорию группы неосознанно. Вы удивитесь, но лучше всего соответствуют естественным потребностям секты, которые создают загородные общины. Не в этом ли главный секрет их притягательности? В секте нет ничего хорошего, но она нередко использует стремление человека к группе, имеющей свою территорию. Таким образом, можно констатировать, что человек, разрушив первичные группы, лишил себя территории. Есть животные, живущие поодиночке, но человек к этому не только не склонен, но переживает удаленность от сородичей очень болезненно. Не зря выселение на необитаемый остров было жестоким наказанием. Оказавшись в одиночестве, человек не приобретает личное пространство, хотя обладает свободой. Ему не нужно личное пространство.
      Но мы же в быту стараемся отгородиться, закрыться в комнате, уехать в собственную квартиру, побыть одни? Есть множество примеров постоянного или временного отшельничества, и большой город только добавил возможностей и увеличил количество отшельников. О городском отшельничестве писал уже полторы тысячи лет назад замечательный китайский поэт Тао Юаньмин ("Я поставил свой дом в самой гуще людских жилищ, / Но минует его стук повозок и топот коней. / Вы хотите узнать, отчего это может быть?"). Тао Юаньмину был знаком не только свой опыт, вот что он пишет об одном нищем учёном, избравшем одиночество: "Укрывшись от глаз, знакомство с людьми прервал. / Стихи сочинять с искусством редким умел. / И в мире затем никто не общался с ним, / А только один Лю Гун навещал его... / Такой человек, и вдруг - совсем одинок? / Да лишь потому, что мало таких, как он: / Жил сам по себе, спокойно, без перемен" . Означает ли самоизоляция, уединение, переходящее порой в одиночество, поиск личного пространства?
       Нет, ни квартира, ни комната не могут быть расценены как личное жизненное пространство, своя территория.  Квартира - убежище, в прямом смысле слова. В квартиру, комнату мы убегаем, прячемся. В убежище можно провести много времени, но оно всё равно не станет подходящим местом для жизни. Даже если в квартире или доме живет семья, обычно члены семьи отгораживаются друг от друга стенами. В чем ещё отличие убежища от территории? Убежище можно менять, к нему человек не так привязан, как когда-то к группе и территории. Убежище нужно и при путешествии, при нахождении на чужой территории. Многие хуже засыпают в чужом доме, неуютно чувствуют себя в гостинице, но в целом разница в ощущениях своего дома/комнаты и другого пустого помещения невелика. Мы можем в нем укрыться от людей, побыть в одиночестве. Из области поведения ещё один аспект отчасти связан с личной территорией - соблюдение дистанции с другими. Не об этом ли я только что говорил, когда подчеркивал стремление уединиться? Вовсе нет. Дистанция есть условие соблюдения личной безопасности.
        Дистанция соблюдается только с чужими, исключительно с чужими. Достаточно понаблюдать за обезьянами и мы увидим, что они постоянно обнимаются, прижимаются друг к другу, трогают - и им это очень нравится. При встрече разлученных шимпанзе они кидаются друг к другу в объятья. Человек делает то же самое и по той же причине. Тесный телесный контакт создает приятные ощущения, это проявление близости, чувства группы. Стремление к уединению - признак, что вокруг чужие люди. А почему же возникает потребность уединиться от жены или мужа? Это тоже чужие люди, не ставшие своими. Любовь, к сожалению, чаще всего не может этого преодолеть. Когда-то главными сближающими факторами было родство, соседство, личные чувства. Чужой интегрировался в группу и становился своим, постепенно. Сейчас мужчина и женщина - всего лишь случайная пара в чуждом мире. Человек не может почувствовать своим даже мужа или жену, и нельзя его в этом винить, это общая беда. Возникает отсутствие доверия, не на рациональном уровне. Чужим доверять нельзя.
      Итак, поведение современного городского человека стоит рассматривать, учитывая разрушение территориального поведения из-за утраты своей группы. "Потерянность", которую мы чувствуем в буквальном смысле слова, объясняется довольно просто. Идеологи индивидуализма пытаются создать оправдание, культивируют образ самодостаточного человека, Я как самоценность. Можно заниматься самообманом сколько угодно, но чувства будут свидетельствовать об ином. Индивидуализм - аномалия. Это результат защитной реакции человека на недружественное окружение в сочетании с отсутствием своей группы. Государству выгоден этот процесс, поэтому индивидуализм закрепляется на всех уровнях, в том числе на правовом, и возводится в норму, позволяя осуществлять общий контроль над всем населением. Не надо забывать и о том, как государство разрушало первичные группы, территориальные общины, как с помощью силы, так и с помощью религии (особенно христианства).  Здесь этологическое исследование тесно смыкается с историческим. Разобравшись с отклонением от территориально-группового поведения, я стал лучше понимать людей и себя самого, свои скрытые мотивы. А вам эти мои выкладки помогли хоть немного в понимании поведения?
Tags: поведение, этология человека
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments